Все пронизано холодом

Все неблагополучные семьи города у милиционеров на учете – их контролируют, составляют протоколы проверок. Если родители не исправляются, к ним применяют жесткие меры вплоть до лишения родительских прав. На днях инспектора подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН) Первомайского РУВД и корр. «В» навестили одну из таких семей. Впечатление удручающее.

30 нояб. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1664 от 30 нояб. 2004

Пол, кровать, мамино сердце...

Все неблагополучные семьи города у милиционеров на учете – их контролируют, составляют протоколы проверок. Если родители не исправляются, к ним применяют жесткие меры вплоть до лишения родительских прав. На днях инспектора подразделения по делам несовершеннолетних (ПДН) Первомайского РУВД и корр. «В» навестили одну из таких семей. Впечатление удручающее.

ДОМ ХУЖЕ САРАЯ

Мы постучали в незапертую деревянную дверь в одной из «гостинок» на улице Надибаидзе. На кровати, прижав колени к подбородку и накрывшись по самый нос грязным рваным одеялом, сидела маленькая девочка. На вопрос, есть ли дома взрослые, малышка ответила, что мама ушла в магазин. На другой кровати, укрывшись с головой одеялом, спал одетый мужчина. Она указала на него пальцем: «А это дядя Тимур».

В комнате было как на улице: темно и холодно. Единственная лампочка тускло горела в прихожей: она освещала стоящую на плитке грязную, как и все вокруг, кастрюлю с кипящей водой. Стекол в окне не было, но кое-где оно было затянуто полиэтиленом. В комнате стоял смрад от неисправной сантехники.

Пока мы разглядывали поросшие мхом обои, за дверью раздались шаги, и в комнату ввалилась женщина в сопровождении троих мужчин с пивом. Лиля (так звали девочку) соскочила с кровати, и мы увидели, что ребенок одет в  легкое, на несколько размеров больше, чем она сама, платье. Ноги босы.

- Мама, а у нас гости, – радостно бросилась она к вошедшей женщине, но, увидев грозный вид последней, снова забралась на кровать. Мать швырнула дочери эскимо (это в такой-то холод!) и сухо поздоровалась с нами.

- Ольга Владимировна, а где Саша? – поинтересовалась инспектор по делам несовершеннолетних у хозяйки.

- Как где?! В реабилитационном центре. Вы ж его сами туда запихали, - ответила охрипшим голосом женщина. От нее сильно разило алкоголем.

ТРЕВОГУ ЗАБИЛИ УЧИТЕЛЯ

Информация об этой семье поступила в ПДН Первомайского РУВД из школы, в которой обучается старший ребенок Ольги – 11-летний Саша. Пятиклассник стал частенько беспричинно пропускать занятия, иногда, правда, появлялся - грязный и голодный. Знакомые видели, как он бродяжничал, а 26 октября этого года на остановке «Дальпресс» его задержал  наряд милиции Фрунзенского РУВД. Паренек цеплялся к прохожим и просил деньги. После этого случая инспектора стали чаще навещать мальчика по домашнему адресу, а после, видя, что ребенок еще «не потерянный», поместили его на время в реабилитационный центр.

ДВЕРЬЮ В ДОМ СТАЛО ОКНО

К сожалению, такая же участь ждет и пятилетнюю Лилечку. Соседи нередко видели, как девчушка выпрыгивает из окна первого этажа босиком или в огромного размера тапках, в такой же большой бесформенной одежде, гуляет одна без присмотра, а потом также залазит обратно домой через окно.

14 октября поздно ночью кто-то из прохожих заметил полураздетую одиноко бредущую в районе площади Окатовой маленькую девочку. Этой чумазой, голодной и замерзшей девчушкой была Лиля. Назвать милиционерам домашний адрес ребенок не смог, поэтому его доставили в детскую больницу № 3. Мать объявилась только 16 октября, в день рождения малышки. Правда, ее девочка встречала уже без косичек – врачи помимо других заболеваний обнаружили у ребенка педикулез. Когда милиционеры стали опрашивать врачей местной поликлиники, оказалось, что Лиле не то что не сделано ни одной прививки, она даже в ней не оформлена. На недоуменные вопросы милиционеров 28-летняя Ольга ответила коротко: «Моя дочь в медицинской помощи не нуждается».

МЫ ВСЕ НУЖДАЕМСЯ В ЛЮБВИ

Ответ матери, что ее сын Саша находится в реабилитационном центре, инспекторов смутил. Еще вчера они созванивались с воспитателями центра, и те рассказали, что мальчик удрал. Собственно говоря, не в первый раз. Я поинтересовалась у Ольги, почему Сашка так часто сбегает из центра, ведь там хорошо кормят, дают теплые вещи, да и в самом здании тепло, не то что дома. Женщина без раздумий сказала:

- Да он у меня такой мамсик! Меня любит и скучает сильно. Они же у меня хорошо живут – деньги всегда есть, сладости там всякие себе покупают, плейеры. А сбегает он потому, что с директором центра у него отношения не сложились. Не понравился им чем-то мой Сашка.

Пока мы разговаривали, босоногая Лиля, облизав палочку от мороженого, подскочила к столу и, не обращая на нас внимания, принялась с жадностью есть майонез.

- Лиля, – строго сказала мать, и малышка как ужаленная отскочила к кровати.

- Лиля, ты хочешь кушать? – обратилась я к девочке. Она жалобно посмотрела на меня, затем подняла глаза на мать и отрицательно закачала головой. Зато мой вопрос, похоже, оскорбил Ольгу, и она, размахивая руками, стала кричать:

- Вы думаете, у нас нечего есть? Думаете, я не могу накормить своих детей? Вот, посмотрите – горох, масло, варенье, мед... Да они, если хотите знать, только позавчера съели три торта.

- Сразу три? Зачем так много?

- Да затем что люблю…

- Что любите? Торты?

- Детей люблю.

Лиля, как будто почувствовав свою вину в том, что разозлилась мама, больше отвечать на мои вопросы не стала. Да и сама Ольга, как только видела, что я завожу разговоры с ее дочерью, строго одергивала ее пронзительным «Лиля!». Девочка тут же замолкала.

На прощание я все-таки обратилась к ребенку:

- Мы пойдем, а ты ложись спать.

- Нет, сначала пельмешки поем, – сказала она капризно.

- А потом спать?

- Да, мне мама постелет на полу.

Я посмотрела на ребенка с сочувствием:

- Лиль, а ты мамку-то свою любишь?

- Ну да, – коротко ответила она и закрыла лицо подолом платья. Ольга, услышав это, самодовольно улыбнулась.

А я на минуту представила, как сегодня эта маленькая неумытая девочка будет укладываться на холодном полу, как тут же будут скандалить пьяная мать и ее гости. А утром малышка опять наденет свое  нестираное платье, вылезет через окно и будет одиноко бродить по улице.

Мать нам солгала… Сашка убегает из реабилитационного центра не потому, что скучает, а потому, что младшую сестричку жалеет... Он и инспекторам ПДН по секрету рассказал, что, кроме него, о ней больше заботиться некому.