Фарфоровое колесо Фортуны

Владивостокский фарфоровый завод работает. Это к сведению читателей, которые звонили в редакцию и озабоченно интересовались судьбой некогда большого прославленного предприятия. Здесь уже не выпускаются, как в пору расцвета, тысячи тарелок и чайных пар, далеко не каждый день включаются печи обжига, а самая большая - туннельная не включается вовсе, в коллективе из нескольких сотен осталось чуть больше четырех десятков человек, тем не менее завод действующий. Палочкой-выручалочкой, которая должна спасти производство, выбрано сувенирное направление.

28 окт. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1647 от 28 окт. 2004

Владивостокский фарфоровый завод работает. Это к сведению читателей, которые звонили в редакцию и озабоченно интересовались судьбой некогда большого прославленного предприятия. Здесь уже не выпускаются, как в пору расцвета, тысячи тарелок и чайных пар, далеко не каждый день включаются печи обжига, а самая большая - туннельная не включается  вовсе, в коллективе из нескольких сотен осталось чуть больше четырех десятков человек, тем не менее завод действующий. Палочкой-выручалочкой, которая должна спасти производство, выбрано сувенирное направление.

Нелегко поддерживать оптимистическую ноту: ситуация на фарфоровом сложная. Хотя работать с сувенирами на самом деле интересно и перспективно. В кабинете заместителя директора завода Галины Балахонцевой на стеллажах - настоящая выставка. Представлены целая коллекция штофов, которые разрабатывались для «Уссурийского бальзама», радующие глаз милые безделушки, посуда, вазы. Акцент при оформлении «экспонатов» сделан на местную тематику с морскими и таежными мотивами, с детства знакомыми географическими названиями.

- А эта ваза имеет какую-то непривычную форму….

- Это не ваза, это - чарон, национальный якутский кубок, - объяснили нам. - Целую коллекцию таких кубков мы изготовили для заказчиков с Севера. Видите, есть кубок даже на трех ножках. На Дальнем Востоке, кроме нашего завода, нет больше фарфорового производства, поэтому с заказами приезжают, бывает,  издалека.

Заказчиков привлекает возможность изготовить эксклюзив в честь знаменательного корпоративного события, оставить на сувенире дарственную надпись, привнести в него что-то свое, личное. Мы увидели прекрасные вазы с видами Находки и Владивостока, оригинальные фарфоровые призы для юбиляров и победителей конкурсов, расписные медали для именинников, выпускников детсадов, школ, сувениры с местной тематикой, изготовленные по заказам торговли.

Сначала модель рождается под руками скульптора Григория Шаповалова в гипсе. Главным образом именно его идеи, задумки воплощены в той продукции, которую сейчас выпускает завод. Начиная с праздничного и торжественного сервиза «Русь», украшенного куполами православных церквей, и заканчивая традиционными сувенирами в честь наступающего Нового года по восточному календарю. Следующий год - год Петуха, и подготовка к нему идет уже вовсю. Один из петушков, которых придумал Григорий Петрович, восседает на колесе Фортуны и, по замыслу автора, радостным кукареканьем возвещает о приходе Нового года.

От мастерской скульптора до получения готового изделия из глазурованного фарфора еще далеко. Сколько премудростей в этой технологии, подробно рассказала нам технолог Нина Новохацкая. Заглянули мы и к живописцам, раскрашивающим готовые уже изделия (после этого они отправляются на обжиг в последний, третий раз). Начальник живописного цеха Раиса Зайцева познакомила с теми, кто здесь работает. Женщины все имеют большой опыт и стаж. Когда-то в Уссурийске было училище, где специально готовили для приморских фарфоровых заводов (был такой завод еще и в Артеме) литейщиков, живописцев, других специалистов, и многие молодые девчонки выбирали эту профессию.

- 18-летней девушкой пришла на завод Мария Петрушевская, которую скоро будем провожать на пенсию, Валентина Татара, Елена Сивкова тоже начинали работать здесь совсем молоденькими, - рассказывает Раиса Зайцева. - Да у нас вообще все, кто остался на заводе, - это истинные фарфористы. При самом слове «фарфор» у них начинают светиться глаза. Никто меньше 20-30 лет не проработал. На них и держится все сейчас. Уйдут - производство остановится.

В свое время предприятие больше года простояло, и занимаемая им до этого ниша тут же была занята другими поставщиками. Отвоевать упущенные позиции не получается до сих пор. Обидно хотя бы потому, что посуда, которую может выпускать завод в больших объемах, имеет гораздо более высокие экологические характеристики, чем завозимая в край китайская. Однако стопы когда-то отлитых тарелок не первый месяц пылятся в цехах... Появляются, конечно, какие-то новые заказы. Например, урны для праха - их стали заказывать фирмы ритуальных услуг. Растет спрос на сувенирную продукцию, к которой почувствовала вкус «новая молодежь». Однако для большого производства это пока что капля в море. Не случайно настроение в коллективе все больше упадническое. Тем, кто до последнего остается верен выбранному с юности делу, все сложнее сохранить надежду на то, что удастся подняться вновь.