И спасение, и погоня - дело совместное

Того, кто хоть раз побывал на флотских учениях, практически уже ничем не удивишь. Есть определенный разработанный заранее сценарий, и он, как правило, выполняется. Каких-либо нововведений, как и особых технических новинок, нет, поэтому преподнести репортерам сюрприз трудно. Но на этот раз российские пограничники и моряки японского Управления безопасности на море (УБМ) прессу удивили.

12 окт. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1637 от 12 окт. 2004

Впервые японский вертолет патрулировал российское небо

Того, кто хоть раз побывал на флотских учениях, практически уже ничем не удивишь. Есть определенный разработанный заранее сценарий, и он, как правило, выполняется. Каких-либо нововведений, как и особых технических новинок, нет, поэтому преподнести репортерам сюрприз трудно. Но на этот раз российские пограничники и моряки японского Управления безопасности на море (УБМ) прессу удивили.

«В» уже писал о прибытии во Владивосток с дружеским визитом кораблей «Соя» и «Сарома» из соседней страны. Рано утром в четверг вместе с ПСКР «Приморье» и новеньким сторожевиком «923» пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю вышеназванные корабли вышли в море и направились в район учений в заливе Петра Великого.

По легенде маневров с рыболовным судном случилась беда - пожар в моторном отсеке, пробоина в днище, часть экипажа покинула судно, а часть во главе с капитаном продолжает борьбу за живучесть. Из Владивостока на помощь отправляются российские пограничники и их японские коллеги. Через пару часов мы оказались в районе, где и находится терпящий бедствие «рыбак» (роль потерпевшего играл российский пограничный катер).

Вылетевший из Владивостока вертолет «Ми-8» под управлением экипажа Владимира Иванова моментально нашел аварийную шхуну и точно вывел на нее спасателей, указал положение плывущих по воле волн манекенов (они играли роль спасающихся моряков) и, выполнив свою миссию, вернулся на базу. Потерпевших подобрал и доставил на «Приморье» быстроходный патрульно-спасательный катер с японского корабля «Соя».

Сразу после подъема на борт пострадавших «Приморье» и «Сарома» начали заливать водой горящее судно. Струи из пожарных водометов российского сторожевика под управлением капитана 2-го ранга Эдуарда Мельника били одновременно с водометами корабля его японского коллеги, капитана 3-го ранга Хосизаки Такаси. Пожар, естественно, был тут же ликвидирован. Первая фаза учений закончилась.

Во втором эпизоде роль «рыбака» изменилась: теперь он уже изображал нарушителя российской экономической зоны - по легенде он должен был бежать от преследования в японские воды, а корабли УБМ обязаны были ему помешать. После непродолжительных маневров участники игры заняли стартовые позиции, и началось: один убегает, другие догоняют. С борта «Сои» в воздух - впервые японский вертолет выполнял полет в российском небе - поднялся «Сэкирэй». Командиру вертушки Иноуэ Есиниро была поставлена задача - обнаружить нарушителя и вывести на него корабли береговой охраны. Яркое солнце и чистое небо не давали беглецу ни малейшего шанса, хотя из-за малых размеров, быстроходности и незаметности серой окраски на фоне волн катер и был избран для усложнения задачи. Но через непродолжительное время нарушителя зажали и вынудили застопорить ход. «Сэкирэй» благополучно сел на палубу «Сои», и на этом учения по большому счету закончились - разбор «полетов» должен был состояться уже на берегу. После успешного финиша совместной тренировки к представителям прессы, в основной массе сосредоточившимся на «Сое», вышли два руководителя учений - замначальника пограничного управления ФСБ по Приморскому краю контр-адмирал Александр Иванков и глава японской делегации, заместитель начальника штаба 1-го района УБМ Японии адмирал Нитта Такуми.

Учения закончились успешно - так вкратце можно охарактеризовать выступления Иванкова и Такуми, но все же какой-то мелочью российский контр-адмирал оказался недоволен. Заметное промедление в задержании нарушителя прессе Александр Иванков объяснил так: «В реальности мы могли задержать его раза в три быстрее, просто давали возможность фотографам и телеоператорам снять более выгодные кадры». Невзирая на некоторую озабоченность мелкими ошибками в ходе учений, оба руководителя подчеркнули одно: «Несмотря на столь большую разницу между нашими странами - язык, традиции и некоторые разногласия, подобные совместные тренировки сближают позиции государств и народов».

Корабли отправились во Владивосток, и тут представители прессы искренне пожалели, что все это время они находились на «Сое». Возможность попробовать японские макароны по-флотски, как и пропустить по чарочке согревающего сакэ, командир патрульного корабля капитан 1-го ранга Оуэ Казуаки корреспондентам не предоставил. Насчет последнего пункта дружелюбный переводчик Янагия-сан разъяснил: оказывается, на кораблях Страны восходящего солнца вечный сухой закон.

Даже в день рождения императора и по другим большим японским праздникам экипажу ничего из спиртного не наливают. За пределами корабля разрешено, на борту - ни-ни. Удивленные этим обстоятельством журналисты были поражены еще и временем швартовки - к причалу «Соя» подходила пару часов. Оказывается, у себя японцы швартуются лагом, а на якорную стоянку - так стоят на 33-м причале корабли ТОФ - капитан Казуаки ставил свой сторожевик второй раз в жизни.

В минувшую субботу патрульные корабли Управления сил безопасности на море Японии покинули Владивосток и направились к родным берегам.

СПРАВКА "В"

«Соя» - единственный в Управлении безопасности на море Японии обладающий ледокольными свойствами сторожевой корабль с вертолетом на борту. Название - как корабль второго поколения - унаследовал от антарктического исследовательского судна, которое, в свою очередь, носило название пролива, известного в России как пролив Лаперуза. Способен пробивать лед толщиной 1,2 метра. Введен в строй в 1978 году, максимальная скорость около 21 узла, тоннаж 3100 тонн, экипаж 46 человек, вооружение и экипировка - 40-мм автоматическая пушка, скоростной катер, бортовой вертолет «Сэкирэй» на 11 посадочных мест, оборудованный лебедкой для подъема людей при спасательных операциях.