«Язык» пошел под лавку, а мы - в наступление

Свое подворье на ул. Северной в селе Барабаш Иван Яковлевич Пахомов содержит в образцовом порядке, несмотря на то, что ему 86 годков минуло. Двор выметен, цветы кругом, поленница сложена - просто загляденье, огородик уже выкопан - пять мешков картошки в погреб спустил. В гараже все по полочкам, не у каждой хозяйки на кухне такая чистота.

1 окт. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1632 от 1 окт. 2004

К 60-летию Великой Победы газета «Владивосток» открывает новую рубрику - «Фронтовой эпизод».

В ней мы с помощью наших читателей, участников той далекой, поистине всенародной войны, намерены рассказывать о самых памятных для ветеранов мгновениях Великой Отечественной. Это не обязательно должны быть героические сражения, скорее даже больший интерес представляют фронтовые будни, отношения между людьми, истории - трагические, трогательные, нежные, пусть порой курьезные, которые случались на фронте.

Ведь жизнь везде оставалась жизнью, даже на войне, где до смерти было «четыре шага».

Пишите нам по адресу: г. Владивосток, Народный проспект, 13, редакция газеты «Владивосток», «Фронтовой эпизод», или звоните по тел. 415-670.

Свое подворье на ул. Северной в селе Барабаш Иван Яковлевич Пахомов содержит в образцовом порядке, несмотря на то, что ему 86 годков минуло. Двор выметен, цветы кругом, поленница сложена - просто загляденье, огородик уже выкопан - пять мешков картошки в погреб спустил. В гараже все по полочкам, не у каждой хозяйки на кухне такая чистота.

Впрочем, его возраст Ивану Яковлевичу никто не дает. Выглядит бывший фронтовик на удивление бодро и моложаво. Даже когда медицинскую комиссию пошел проходить (он до сих пор водит мотоцикл), врачи были удивлены: зрение отличное, давление как у космонавта, несмотря на то, что много лет назад он перенес сложнейшую операцию.

Мы, признаться, тоже, когда Ивана Яковлевича увидели, не могли скрыть свое восхищение, на что его младшая дочь Людмила (она живет по-соседству) только руками замахала: «Смотрите, не сглазьте!».

Да разве можно сглазить такого человека? Живите долго, Иван Яковлевич!

На наш вопрос, в чем секрет его молодости, ветеран ответил коротко: «В работе! Она дает здоровье». А потом, улыбнувшись, добавил: «Нужно двигаться, стоит полежать 2-3 дня - все начинает болеть. И каждое утро планировать дела на день, чтобы нескучно было жить». Надо добавить, что Иван Яковлевич не курит. Взялся за папиросы лишь однажды, когда получил похоронку на отца. К спиртному равнодушен, а в последние 20 лет вообще обходится без стопочки.

Мы присели на скамейке, заботливо застеленной хозяином красным ковриком, - уж очень хорош был осенний денек, в дом заходить не хотелось. Здесь Иван Яковлевич и рассказал нам одну из своих фронтовых историй - он воевал с японцами на Дальнем Востоке в августе 45-го, а вообще армии отдал 35 лет, из них семь - срочной службе, и все - в Хасанском районе. Так здесь и остался, хотя сам родом с Рязанщины. Семью завел, две дочки родились. Жену Клавдию Дмитриевну уже похоронил, она тоже солдаткой была. Имеет награды: медали «За освобождение Кореи», «За победу над Японией», «За боевые заслуги». А еще - трое внуков и пять правнуков.

«Я служил в 236-м саперном батальоне водителем. Дело было в конце августа, недалеко от г. Канка, где сейчас проходит 38-я параллель, разделяющая Северную и Южную Корею, - вспоминает Иван Яковлевич. - Мы наступали стремительно, дело близилось к развязке, вдруг навстречу машина с корейцами. Нам сообщают, что поблизости затаились японцы. Командир роты отдает команду: «Будем наступать!». А меня не берет: «Убьют, кто машину поведет?». Я настаиваю, что пойду со всеми. Честно признаться, оставаться было страшнее: как говорят, на миру и смерть красна. В конце концов он сдался: «Хорошо, пойдешь в разведку вместе со старшиной Клименко».

Короткими перебежками мы с Клименко перебрались через лощину. Прошли одну деревню - никого. Идем дальше, видим, старуха сидит: она-то нам и показала, куда японцы двинулись. Мы за ними. У меня были автомат и пистолет. Старшина тоже вооружен неплохо. Вижу - мелькнули в кустах двое. Я им кричу: «Стой!». Они бежать. Тогда пришлось очередь из автомата дать, японцы остановились, руки вверх подняли. Больше врага не обнаружили… Один здоровый такой, он оказался начальником штаба, у него при обыске нашли карту местности с дислокацией войск, второй - его личный писарь. Привели к нашим. Допросили. Что с ним делать дальше? Возиться не хочется - наступление ушло далеко вперед. Расстреливать жалко, да и не положено. Смотрим: едет машина с корейцами под красным флагом. Мы их остановили и попросили доставить «языков» в лагерь для военнопленных. Они тут же им глаза завязали и под лавку затолкали. Мы двинулись на г. Канка, где 3 сентября и отметили Победу!

Мне за эту операцию медаль «За боевые заслуги» дали. Но это, думаю, маловато. По меньшей мере, надо было «За отвагу» - уж очень чин большой попался…».

Иван Яковлевич лукаво прищурился. На прощание он показал нам своего железного коня - военный мотоцикл «К-650», купленный списанным ровно полвека назад, машина до сих пор работает исправно.

А сфотографироваться на память Иван Яковлевич захотел непременно в шляпе. Как-никак он уже давно вместе со своим старым преданным псом Мухтаром живет «по гражданке».