Золотой поросенок

Люблю дымящийся, румяный шашлычок, обожаю домашнюю лапшу с домашней курочкой и, даже сидя на японской диете, не смогу удержаться от жареного гуся за праздничным столом. Мои пристрастия обходятся мне недешево, но «блочное» мясо мне не по вкусу. У частников покупать дорого, но все равно покупаю, поругивая при этом «колхозников», которые заламывают цены, и слегка завидуя тем, кто живет в частном доме и может побаловать себя и парной свининкой, и свеженьким цыпленком…

30 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1631 от 30 сент. 2004

Люблю дымящийся, румяный шашлычок, обожаю домашнюю лапшу с домашней курочкой и, даже сидя на японской диете, не смогу удержаться от жареного гуся за праздничным столом. Мои пристрастия обходятся мне недешево, но «блочное» мясо мне не по вкусу. У частников покупать дорого, но все равно покупаю, поругивая при этом «колхозников», которые заламывают цены, и слегка завидуя тем, кто живет в частном доме и может побаловать себя и парной свининкой, и свеженьким цыпленком…

Есть у меня родственники в пригороде Владивостока. Живут они в частном доме, держат небольшое хозяйство - не на продажу, а для семьи. Но что-то в последнее время я не замечаю энтузиазма в глазах хозяев - говорят: «Будем сокращать поголовье...». В этом году они уже отказались от поросенка: выращивать кабанчика - себе дороже. На прокорм уходит больше, чем потратишь, покупая мясо по рыночной цене. Если уж на то пошло, проще купить уже «готового» кабанчика в какой-нибудь глухой приморской деревушке, где совхозы расплачиваются с работниками зерном (которое идет на корм скоту) и люди рады любой копейке.

Да и птицу для собственного стола держать невыгодно. Оказывается, эти гуси, куры, утки такие прожорливые! Подавай им специальный корм, зерно...… Например, среднее стадо из 35 гусей, 35 цыплят и 25 уток съедает три мешка комбикорма за неделю. Вот и выходит, что прежде чем попасть в духовку, эти «звери» облегчат хозяйский кошелек на 18 тысяч рублей. В общем, чтобы баловать своих домашних мясом с собственного подворья, нужно или иметь доступ к отходам пищевого производства (в больницах, детских садах, столовых), или быть колхозником без зарплаты, но с зерном. Или становиться профессионалом, продавать практически все, что вырастил - только в этом случае количество (или поголовье) перерастет в качество (доход). Правда, доход этот, несмотря на рыночную дороговизну, не слишком высок. Даже если хозяин подворья решит продать все, что вырастил, и окажется достаточно разворотливым, сбывая всю продукцию по ценам колхозного рынка: 200 рублей за утку, 150 - за курицу и 500 - за «рождественского» гуся». И даже в этом случае выручка не превысит десяти тысяч рублей. И это за полгода не самого легкого труда! Вот такая получается невеселая арифметика.