Летопись пуциловской школы

В связи с памятной датой, 140-летием переселения корейцев в Приморский край, хочу уточнить некоторые подробности, которые тесно переплелись с моей биографией. Село Пуциловка Уссурийского района в свое время стало одним из мест проживания корейцев в Приморье. В селе было 200 дворов.

29 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1630 от 29 сент. 2004

В связи с памятной датой, 140-летием переселения корейцев в Приморский край, хочу уточнить некоторые подробности, которые тесно переплелись с моей биографией. Село Пуциловка Уссурийского района в свое время стало одним из мест проживания корейцев в Приморье. В селе было 200 дворов.

Мои предки жили в Пуциловке. Там в 1926 году родился и я. Хочу заметить, что краеведы заблуждаются, когда говорят о местонахождении православного храма в селе Корсаковка. Церковь была в нашем селе Пуциловка. Мои родители были русскоподданными и крещеными.

Около храма были большая площадь и черемуховый сад. В дни церковных праздников на площади собирались сотни телег из ближних деревень: Улитовки, Богатырки, Корсаковки и Алексее-Никольского. В Улитовке в основном проживали украинцы, в Богатырке – молдаване. Вместе с корейцами они собирались на грандиозные гулянья, где некогда было скучать.

Здесь же, в Пуциловке, была русская церковно-приходская школа с 4-летним обучением. В ней учились мои родители и я. После 20-х годов прошлого столетия это образовательное учреждение стало называться школой коммунистической молодежи

(ШКМ). Сестра моего отца Любовь Пак после окончания ШКМ поступила на рабфак во Владивостоке. Потом вернулась в село работать учительницей в ту же самую школу, которую окончила.

Хочу рассказать о моем двоюродном дяде, которого звали Мартын. В раннем возрасте он лишился родителей, и его взял на воспитание дед Федор. Мартын в 10 лет окончил упомянутую школу. На выпускных экзаменах присутствовал сам приморский архиепископ. Он отметил познания способного отрока и забрал с собой во Владивосток. Сколько времени прожил Мартын во Владивостоке, никто не знает. Только вскоре он сбежал оттуда и дал о себе знать лишь тогда, когда стал студентом  Уссурийского педагогического училища. В 1914 году он окончил заведение с отличием. По тем временам это было большой редкостью. В родной деревне он так и не объявился, а из Уссурийска отправился прямиком в северную столицу. В письме сообщил, что преподавательский коллектив училища собрал средства и направил его в один из вузов Петербурга. На этом следы нашего земляка, к сожалению, затерялись.

Сейчас бывшая учительница Дарья Ни, которая тоже училась в ШКМ, несмотря на свой возраст (а она родилась в 1918 году),  оформляет материалы в школьный музей села Пуциловка. Все экспонаты, воспоминания для нее и потомков крайне важны, впрочем, как и для меня. Хотелось бы, чтобы выпускники разных лет внесли и свою лепту в летопись бывшей церковно-приходской, а теперь средней школы села Пуциловка.