Центнер на голову

Ничего не может быть ценнее жизни: ни быстрые сроки исполнения работы, ни суммы, заработанные при этом. Приморская транспортная прокуратура направила в суд сразу два уголовных дела, возбужденных против работников портов города Владивостока. Следствие установило: в результате их беспечности погибли докеры.

16 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1623 от 16 сент. 2004

Ничего не может быть ценнее жизни: ни быстрые сроки исполнения работы, ни суммы, заработанные при этом. Приморская транспортная прокуратура направила в суд сразу два уголовных дела, возбужденных против работников портов города Владивостока. Следствие установило: в результате их беспечности погибли докеры.

Трагедии разыгрались одна за другой весной этого года. Днем 2 мая на территории Владивостокского рыбного порта проходила погрузка металлолома на судно. Неожиданно с ковша с высоты 14 метров сорвалась железная балка весом около 90 килограммов. Конструкция упала на 33-летнего докера, размозжив ему голову, после чего задела еще и 48-летнего работника порта, практически оторвав тому ногу. В результате данного инцидента первый погиб, а второй остался инвалидом. На следующий день несчастье повторилось во Владивостокском морском торговом порту. При поднятии штабеля металлических рам произошло их вращение, в результате чего один из докеров получил тяжелые травмы. От полученных ранений мужчина скончался.

По каждому факту транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 143 УК РФ (нарушение правил охраны труда). Следствие выяснило, что в первом случае трагедия произошла по вине двух человек: крановщик начал поднимать ковш, не убедившись, что на площадке никто не стоит, сигнальщик не проверил ковш на наличие зацепившегося железа. Также в его обязанности входит подавать сигнал о том, что докеры ушли в безопасную зону. Сигнальщик был также признан виновным в трагедии в торговом порту - не сообщил крановщику, что между штабелями остался человек.

Всем вышеуказанным работникам предъявлено обвинение, каждому грозит до трех лет лишения свободы. Но, кажется, самое большое наказание уже наступило. Никто ведь не хотел смерти своих коллег, а потому совесть наверняка не дает докерам покоя.