Здравствуй и прощай, артемовский фарфор

В городском музее Артема открылась выставка “Сказание об артемовском фарфоре”. Особенно привлекают внимание чайные сервизы “Татьянин день”, “Натюрморт с фруктами”, кофейный сервиз “Колос”. Впрочем, чудных изделий в экспозиции много. Прекрасная и грустная выставка - экспонаты музея Артемовского фарфорового завода перекочевали теперь в городской музей. В год своего сорокалетия (основан в 1964-м) завод закрылся окончательно.

14 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1621 от 14 сент. 2004

В городском музее Артема открылась выставка “Сказание об артемовском фарфоре”. Особенно привлекают внимание чайные сервизы “Татьянин день”, “Натюрморт с фруктами”, кофейный сервиз “Колос”. Впрочем, чудных изделий в экспозиции много. Прекрасная и грустная выставка - экспонаты музея Артемовского фарфорового завода перекочевали теперь в городской музей. В год своего сорокалетия (основан в 1964-м) завод закрылся окончательно.

Местное месторождение фарфорового камня - дацита позволило в Артеме создать такой завод. Первым директором был Дмитрий Демченко (впоследствии он был и директором Владивостокского фарфорового). Дмитрий Демченко умел поставить дело, выводил завод на проектную мощность - 3 млн. изделий в год. При нем артемовский фарфор обрел и первую славу. Белоснежный, тонкостенный, он с первых шагов производства пользовался неизменным спросом у покупателей. В художественной лаборатории завода работали известные в Артеме люди: супруги Прочко, заслуженный художник России Алексей Песегов, Татьяна Матюхина. Блистал и получал призы артемовский фарфор на выставках в Канаде, Москве, Японии... Самобытный в своих формах и рисунках, он нисколько не уступал западным образцам.

В реформах завод постоянно лихорадило. Экономическая нестабильность в стране, инфляция губили одно производство за другим. И Артемовский фарфоровый в эпоху выживания то гасил свои туннельные печи (“сердце” завода), то вновь возобновлял деятельность. Завод агонизировал, были в последнее время обращения в краевые инстанции, но помощи артемовские фарфористы не получили. И вот уникальное производство заглохло совсем. Оживет ли вновь? Ведь запасы дацита позволяют работать на нем еще годы и годы.