Изобрести велосипед

Что же такое со мной случилось, размышлял Лоцман, то и дело откладывая в сторону начатую было книгу Анхеля де Куатье. Почему не нравится (хотя, может быть, “нравится” в данном случае не совсем верное слово), не тревожит душу, не производит впечатления на меня та литература, над которой именно сегодня обливаются слезами экзальтированные девушки и которую скрупулезно изучают зацикленные на духовных практиках мальчики? Почему, думал Лоцман, прочитанное оставляет меня совершенно безразличным, а ведь масса народа бьется в восторженном экстазе: вот это книга! Что случилось, что со мной не так?

10 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1620 от 10 сент. 2004

Анхель де Куатье. “Возьми с собой плеть”. Издательский дом “Нева”.

Что же такое со мной случилось, размышлял Лоцман, то и дело откладывая в сторону начатую было книгу Анхеля де Куатье. Почему не нравится (хотя, может быть, “нравится”  в данном случае не совсем верное слово), не тревожит душу, не производит впечатления на меня та литература, над которой именно сегодня обливаются слезами экзальтированные девушки и которую скрупулезно изучают зацикленные на духовных практиках мальчики? Почему, думал Лоцман, прочитанное оставляет меня совершенно безразличным, а ведь масса народа бьется в восторженном экстазе: вот это книга! Что случилось, что со мной не так?

Думал, думал, заставляя себя читать, а потом, закрыв наконец последнюю страницу и вздохнув, словно гора с плеч свалилась, Лоцман понял.

Проблема заключается во вторичности прочитанного. В отсутствии новизны. Это в произведениях Анхеля де Куатье бросается в глаза – особенно тем, кто читал, например, “Мастера и Маргариту”, Библию и “Ночной дозор”. Да, при всей дикости подобного набора именно эти книги всплывают в голове по мере чтения. Словно автор сделал такую сборную соляночку из первоисточников, приправив ее корявым языком и абсолютно картонными персонажами. Которые, кстати, нужны автору исключительно для высказывания его идей, и потому не проработаны в принципе – так, эскизы, схемки. Ни логикой поступков, ни правдоподобностью поведения, ни психологизмом, ну даже речевыми характеристиками автор не озаботился…

“Мы живем ради победы Света над Тьмой. Каждый поступок человека – это поступок, который он совершает для вечности. Из бесконечного множества таких маленьких поступков соткано полотно этой великой битвы. Битва эта идет не где-то в стороне от нас, а в каждом из нас. Поэтому каждый человек ответствен за исход этой битвы и каждый поступок имеет значение.

Источник Света оставил нам Скрижали Завета. В роковой момент великой битвы мы должны были получить эти Скрижали. В них тайна победы над страхом смерти. Именно он лишает сил светлую сторону мира и отдает их темной”.

Впечатляет? Нет? Скучновато? Похоже на плохой подстрочник? Именно так и Лоцману показалось…

Иногда желание изобрести велосипед становится невыносимым. Изобретатель искренне считает, что никто до него не додумывался еще до столь ясной и логичной конструкции. Ну что ж, бывает. Но когда новособранный велик обвешивается мишурой, бантами и серпантином для маскировки сути – это уже не смешно. Это грустно. Куда честнее просто выкатить из гаража новехонький велосипед.