Стирая белые пятна

Сегодня - 3 сентября. Дата, определенная державами-победительницами как день окончательного завершения второй мировой войны. Через год мы отметим 60-ю годовщину этого рубежа, который подвел черту под самой кровопролитной и, очень хочется верить, последней мировой войной в истории человечества. Потому что после третьей мировой человечества просто может не остаться.

3 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1616 от 3 сент. 2004

Сегодня - 3 сентября. Дата, определенная державами-победительницами как день окончательного завершения второй мировой войны. Через год мы отметим 60-ю годовщину этого рубежа, который подвел черту под самой кровопролитной и, очень хочется верить, последней мировой войной в истории человечества. Потому что после третьей мировой человечества просто может не остаться.

Наверное, через год у нас будут пышные празднования. Не меньше, чем это было в 1995-м, когда на 50-летие Победы во Владивосток с дружественными визитами пришли отряды боевых кораблей из разных стран, а из Москвы прилетели тогдашние вице-премьер Олег Сосковец и министр обороны Павел Грачев.

Однако, думается все же, что такая дата - не только и не столько праздник, сколько в первую очередь память о том совершенно беспредельном ужасе, который представляет собой война. Прошедшие через жестокую мясорубку, как правило, не шибко любят об этом вспоминать - срабатывают защитные механизмы человеческой психики. Так и помирившиеся соседи о прошедшей ссоре или, не дай бог, драке лишний раз поминать не станут. Иное дело - отношения между народами, между государствами. Чем больше здесь фигур умолчания, чем больше белых пятен, недоговоренностей, тем меньше взаимного доверия и уважения. В том-то и состоит, наверное, роль вдумчивых историков и талантливых политиков, чтобы, не торопясь, но и не медля, шаг за шагом стирать эти пятна, публично проговаривая и обсуждая то, что варится под спудом. Кипящий котел безопасен, когда пар потихоньку стравливают.

К сожалению, не редкость, когда нормальным межгосударственным отношениям мешают глубоко забравшиеся под кожу этих самых отношений занозы. Удаление их требует и воли, и терпения. Примеров тому масса. Немцы, которые покаялись, принесли извинения, а сегодня пытаются успеть хоть что-то заплатить тем, кого угоняли на подневольные работы; Катынь, так долго мешавшая адекватным российско-польским отношениям; сексуальное рабство, которому во время войны со стороны японской армии подвергались корейские женщины, ныне добивающиеся извинений и компенсаций…  Список можно продолжать до бесконечности, хотя и каждый отдельный приведенный пример можно обсуждать также до бесконечности.

Потому что, сколько бы ни прошло времени и сколько бы ни сменилось поколений, на самом деле никто ничего не забыл. Не забыли и не забудут китайцы массовых экспериментов над людьми, проводимых японскими «учеными» из бактериологических и химических лабораторий. Как не забыли и никогда не забудут и сами японцы атомных грибов, выросших в августе 1945-го над Хиросимой и Нагасаки.

Тот победный август вообще был черен.

И одна из самых глубоких (и до сих пор не выдернутых) заноз зашла под кожу советско-, а ныне российско-японских отношений именно в те далекие дни.

История участия Советского Союза в разгроме милитаристской Японии (похоже, так это называется на официальном языке) еще, видимо, ждет своего неторопливого и объективного исследователя. Слишком гладко все написано в учебниках; однако сквозь асфальт многолетних стереотипов упорно пробивается бамбук малоизвестных фактов. Так, к примеру, мало кто знает о том, что в течение всего августа 45-го советское посольство спокойно оставалось и работало в Токио (значит, это была не война?). Или о том, что менее чем через сутки после начала Советским Союзом боевых действий МИД Японии передало заявление, в котором говорилось, что императорское правительство принимает все условия, выдвинутые Потсдамской конференцией. А еще через пять дней, 15 августа в 12 часов по токийскому времени по японскому радио было передано соответствующее заявление императора. И уже назавтра начались прямые переговоры между командующим американскими силами на Тихом океане Дугласом Макартуром и японской ставкой, а боевые действия были фактически прекращены.

Но при этом оставались и даже активизировались интересы и действия политические, в которых цинизма и беспощадности не меньше, а порой даже и больше, чем в прямых военных операциях.

Японцы до сих пор считают, что война закончилась 15 августа, когда армия стала складывать оружие. Мы считаем иначе - десантные операции на Курилах (правда, с минимальным сопротивлением противника) продолжались практически до сентября.

Рано или поздно историки, наверное, расставят все точки над «i». Но вряд ли кому-то удастся оспорить тот факт, что главной жертвой в подобных ситуациях всегда оказывается мирное население.

22 августа 1945 года советские подводные лодки у северо-западных берегов Хоккайдо один за другим атаковали три транспорта с японскими беженцами с Сахалина; два из них потопили. Погибло множество стариков, женщин, детей. На ближайшем к нам острове - Хоккайдо - об этом всегда помнили и будут помнить.

В анналах Тихоокеанского флота сохранились документы об этой операции. Но флот никогда не стремился говорить о ней громко и с пафосом.

В течение длительного времени один из ведущих журналистов японской газеты «Хоккайдо симбун» (с которой «В» связывают многолетние побратимские отношения) Аихара Хидеки собирал исторические материалы, документы, свидетельства очевидцев о трагедии августа 45-го. В августе этого года серия его статей была опубликована в «Хоккайдо симбун».

Понятно, что это не фундаментальный труд историка. И не официальная государственная позиция. Но, как сообщают наши коллеги, японские журналисты, в течение ряда последних лет японский МИД официально запрашивает МИД РФ: сообщите официальную информацию о том, что произошло у побережья Хоккайдо в августе 1945-го. Не менее регулярно российский МИД отвечает: за неимением полной информации сообщить ничего не можем…

Это - к вопросу о белых пятнах и занозах. Начиная публиковать в этом номере «В» (с незначительными сокращениями) текст, подготовленный Аихарой Хидеки, мы еще раз подчеркиваем: это материалы собственного расследования японского журналиста. В следующем номере «В» мы продолжим публикацию, сопроводив ее детальным редакционным комментарием. Может быть, тем самым удастся подтолкнуть к разговору и наших военных историков, специалистов…