Синдром президентского отпуска

Годовщина теракта 11 сентября в Нью-Йорке наиболее широко отмечается «международным терроризмом» почему-то именно в России.

3 сент. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1616 от 3 сент. 2004

Годовщина теракта 11 сентября в Нью-Йорке наиболее широко отмечается «международным терроризмом» почему-то именно в России.

Жуткие события конца августа - начала сентября в Москве и Беслане аукнулись на нашей далекой окраине пока лишь задержками авиарейсов и милицейскими постами, выставленными у средних школ. Машины ППС на школьных линейках 1 сентября появились по приказу министра внутренних дел РФ из-за теракта у московского метро - о захвате школы в Северной Осетии тогда еще никто не знал.

Более ранним эхом взрывов в центральной части страны стали коррективы, внесенные в сценарий учений МЧС на акватории Амурского залива в следующий после терактов на авиалиниях день: эпизод «захвата террористами пассажирского парома» экстренно заменили на просто «терпящий бедствие паром». Да еще новости ПТР вечером 1 сентября пришлось показывать на следующий день, поскольку их заменили экстренные выпуски «Вестей» по событиям в Беслане.

Приморье каким-то мистическим образом связано с бедствиями, происходящими в западной части страны. Стоило министру обороны Сергею Иванову прилететь к нам в июне для инспекции учений, включающих учебный захват «террористами» Артемовской ГРЭС и прочее буйство генштабовской фантазии в отношении планов виртуальной «Аль-Кайды» на малонаселенном Дальнем Востоке, как вполне реальные боевики взяли штурмом здание МВД Ингушетии. Ответом на августовские учения МЧС стали взрывы, учиненные в самолетах, на Каширском шоссе и у метро «Рижская» четырьмя смертницами с паспортами на имена Розы и Аманат Тагаевых, Сациты Джебирхановой и Марьям Табуровой.

Властям остается лишь констатировать и соболезновать. Полпред президента РФ Константин Пуликовский сделал несколько более персонализованное заявление: «Нам всем стоит помнить, что угроза терроризма не исключена в любой точке России, в том числе и на Дальнем Востоке. Мне приходилось в своей жизни сталкиваться с террористами. Их психология такова: они готовят и совершают теракт там, где его не ждут. Где только силовики дают слабину, туда и устремляются террористы».

Именно это обстоятельство - теракт совершается там, где его не ждут, - позволяет, во-первых, немного расслабиться приморцам: после стольких масштабных антитеррористических учений кто к нам сюда сунется? Во-вторых, к объявленной России суицидально-гексогеновой войне после подобного рода признаний вроде бы можно относиться как к стихийному бедствию, по определению не поддающемуся мерам предотвращения. И можно не искать виновников - кто виноват, например, в землетрясении?

Президенту Владимиру Путину нужно посочувствовать: в этом году он уже во второй раз вынужден был прервать отпуск в Сочинской резиденции. Сначала из-за самолетов, потом - из-за захвата осетинской школы. Кстати, 1 сентября президента ждали сразу в нескольких школах Сочи, но на самом деле он собрался посетить среднюю школу села Важное Усть-Джигутинского района Карачаево-Черкесии. Однако как только стало известно о захвате школьников в Беслане, президентский самолет не стал садиться в аэропорту Минеральных Вод, находящемся недалеко от села, и взял курс на Москву.

Раньше подобные катастрофы случались не более чем по одной на президентские каникулы, начиная с трагедии «Курска». Впору говорить о «синдроме президентского отпуска», как говорилось в свое время о «синдроме 11 сентября». Кстати, этот американский феномен, обеспечивший банкротство крупнейших авиакомпаний США, уже проявляется в России: лайнер компании «КрасЭйр» 10 часов не мог вылететь из Египта в Москву, поскольку пассажиры отказывались лететь одним бортом с двумя женщинами мусульманского вида, конечным пунктом назначения которых была Махачкала. Женщин безжалостно высадили, хотя при проверке египетские таможенники не нашли у них «поясов шахида».

Несколько меньшего сочувствия президент достоин за критику, прозвучавшую в его персональный адрес в некоторых СМИ, - преимущественно в не подконтрольных Кремлю Интернет-изданиях. В том, что терроризм - глобальное, а не сугубо внутрироссийское зло, никто давно не сомневается. Однако поведение загнанных в угол боевиков все же обусловлено одной исключительно российской особенностью, а именно полной подконтрольностью центральных СМИ при освещении событий в Чечне. Речь идет об информационной блокаде, позволяющей имитировать полную стабилизацию на Северном Кавказе. Сообщается о результативных выборах Алу Алханова, о строительном и демографическом буме. Но, например, о событиях в Грозном 21 августа страна и мир могли узнать только из сетевых СМИ, не доступных абсолютному большинству россиян. Попытку штурма столицы Грозного боевиками, повлекшую за собой сотню убитых, центральное телевидение благополучно замолчало, сведя к мелкой вылазке. Террор между тем живет за счет информационного резонанса, способного привести к панике среди мирного населения, а в российском случае - еще и к реакции мирового сообщества в пользу сепаратистов.

Закономерно, что чеченские боевики нашли другой канал взамен общепринятых средств массовой информации. Взрыв на автобусной остановке, крушение самолетов, теракт у метро и захват заложников в школе - вот тот кровавый язык, на котором бандиты заявили на весь мир об отсутствии мира и стабильности, о неразрешенности чеченского вопроса, о неадекватности официальных сообщений реальной ситуации. Не усилия ли пропаганды выплеснули войну - именно войну - далеко за пределы Чечни, на всю территорию России? Может быть, к своему народу следовало бы относиться честнее?

Когда все же пришлось признать, что самолеты рухнули вследствие взрыва, а не ошибки пилотов или плохого качества топлива (именно так «залечивали» россиян первые дни после двойной катастрофы), представитель ФСБ заявил по каналу «Россия» о намерении «изучать опыт Израиля» в деле предотвращения воздушного терроризма. Если кто не знает, спецслужбы Израиля в течение всей своей истории отличаются предельной жестокостью. Их способ освобождения заложников в самолете - штурм любой ценой и никаких переговоров с бандитами. А чтоб другим неповадно было… То есть помимо проблем с личными обысками в аэропортах, которые в США включают в себя проверку обуви и белья (корреспондент «В» подвергался подобному исследованию пару лет тому назад), мирные пассажиры рискуют теперь еще и получить пулю от федерала-спецназовца в случае захвата лайнера. И это будут потери, понесенные в информационной войне наших дней.