Форд с красным крестом

Сегодня трудно представить, что было время, когда Владивосток обслуживала всего одна машина скорой помощи - американский «Форд».

13 авг. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1605 от 13 авг. 2004

Сегодня трудно представить, что было время, когда Владивосток обслуживала всего одна машина скорой помощи - американский «Форд».

Этот черный лимузин знали все: он был снабжен мощной сиреной. На борту его дверцы красовался красный крест, вписанный в белый круг, а на верхнем радиаторе - маленький флажок с такой же эмблемой. Первым водителем «скорой помощи» во Владивостоке стал Сергей Попов. Было это в 1924 году, вскоре после того, как Владивосток посетил комиссар здравоохранения молодой советской республики Н. Семашко. Именно он задал тон в налаживании здесь медико-санитарной работы.

Отдел здравоохранения располагался тогда на ул. Лазо, 3. Тут же разместили и первую станцию. Однако в течение всех семи лет, что она здесь находилась, станцию мечтали переселить – это было очень беспокойное соседство. Наконец решили переоборудовать под «Скорую помощь» небольшое одноэтажное здание, которое находилось недалеко от медицинского училища (ул. Светланская, 105). В одной половине дома обустроили гараж для одного автомобиля, в другой – комнаты главного врача и директора станции В. Рожкова, медицинской  сестры М. Соколовой, завхоза и по совместительству бухгалтера-кассира А. Панова, а также водителей – С. Попова, Ю. Суцкого и других. Здесь же был установлен телефон.

К тяжелым больным для оказания экстренной помощи нередко выезжал и сам главный врач городской (ныне краевой) больницы Константин  Павленко, правда, у него вместо машины была пролетка с извозчиком.

В начале 30-х годов, когда нэповская система распалась, милиция приватизировала все автомобили развалившихся частных фирм и передала их особо нуждающимся организациям, среди которых были Госбанк, городская больница, Совторгфлот и другие. Вот когда личному «коневожатому» главврача краевой больницы  Гроссе пришлось осваивать авто. Город рос, и количество вызовов постоянно увеличивалось, впрочем, количество автомобильных катастроф тоже росло.

Так, настоящая трагедия разыгралась в начале 30-х годов на ул. Луговой. Большая американская машина везла на работу 48 человек, когда она уже миновала Матросскую слободку, у нее неожиданно отказали тормоза, и автомобиль понесся под уклон с огромной скоростью, на повороте ул. Луговой он опрокинулся, «смяв» по пути девять человек, двое из которых тут же скончались, семерых спасла «скорая помощь», которая прибыла на место происшествия уже через несколько минут. Не прошло и месяца, как практически на этом же месте сорвался с рельсов трамвай, заполненный пассажирами,  и врезался в здание депо (ныне рынок). И снова мчала по городу «скорая» с оглушительным ревом сирены.

Наконец, автомобильный парк «Скорой помощи» пополнился еще одной  машиной, тоже американской  – шестицилиндровым грузовым «Чандлером», увы, не новым. Колеса здесь были с деревянными спицами. Во  время движения они страшно трещали, так что водителю то и дело приходилось поливать их водой. Было в «американке» еще одно неудобство – руль здесь располагался в горизонтальном положении. После многочисленных жалоб водителей этот грузовик из «Скорой» убрали, передав его  в инфекционную больницу.

В середине 30-х годов на станцию пришло пополнение: новые машины и новые водители, среди которых Иван Воробьев. Он переоборудовал сначала «Форд», а затем усовершенствовал старенький «Кадиллак», установив по бокам машины удобные сиденья и носилки. На ул. Светланской, 131 для ремонта машин скорой помощи вскоре открыли специальную мастерскую.

В 1935 году во Владивостоке появился первый санитарный самолет, который обслуживал все Приморье, садился он на аэродроме на Второй Речке. Он совершил несколько сот вылетов, прежде чем прекратил свое существование. Это было во время хасанских событий.

Впрочем, позже санавиация  в Приморье снова возродилась и жила до самой перестройки.