Большие проблемы большой рыбалки

Если бы государство в самом начале демократических реформ не перестало поддерживать рыбохозяйственный комплекс, отправив его в свободную рыбалку, то ставила бы сегодня Россия совершенно иные задачи. А так приходится начинать практически все заново: ориентироваться на небольшую Норвегию; отвоевывать позиции, занятые теперь коммунистами из Поднебесной, и так далее. Первый Дальневосточный форум рыбной отрасли, который прошел на минувшей неделе во Владивостоке, должен был ответить на один, но, пожалуй, самый важный вопрос. В том, что России вполне по силам войти в пятерку крупнейших рыбодобывающих стран мира, у государственных чиновников и солидарных с ними рыбаков сомнений, похоже, нет. Другое дело, как это сделать так, чтобы зарубежные промысловые «акулы» разом не поглотили российских «карасей»?!

13 июль 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1587 от 13 июль 2004

Если бы государство в самом начале демократических реформ не перестало поддерживать рыбохозяйственный комплекс, отправив его в свободную рыбалку, то ставила бы сегодня Россия совершенно иные задачи. А так приходится начинать практически все заново: ориентироваться на небольшую Норвегию; отвоевывать позиции, занятые теперь коммунистами из Поднебесной, и так далее.
Первый Дальневосточный форум рыбной отрасли, который прошел на минувшей неделе во Владивостоке, должен был ответить на один, но, пожалуй, самый важный вопрос. В том, что России вполне по силам войти в пятерку крупнейших рыбодобывающих стран мира, у государственных чиновников и солидарных с ними рыбаков сомнений, похоже, нет. Другое дело, как это сделать так, чтобы зарубежные промысловые «акулы» разом не поглотили российских «карасей»?!

Дешева рыба на чужом блюде

Особо дотошные специалисты подсчитали: за десять лет число рыбацких предприятий в стране возросло в 17 раз. Таким образом, на сегодняшний день они довели свой статистический счет до четырех тысяч. Понятно, что количество никоим образом не сказалось на качестве. Ясно, что мы кормим Северо-Восточную Азию живой рыбой, а сами, по сути, остаемся на голодном пайке. Тот же Китай выдает миру столько же сырья, сколько и Россия (по 1,4 миллиона тонн в год), но доходов получает в два раза больше нас. Правда, дальневосточники сами помогают соседу-миллиардеру, продавая сырец за копейки.


 - Мы торгуем сырьем, - констатировал приморский губернатор Сергей Дарькин на открытии форума.
В 2003 году промысловыми предприятиями страны выловлено 3,3 миллиона тонн водных биоресурсов. Из них около 40 процентов поставляется на внешний рынок, притом, что 80 процентов экспортируется без глубокой переработки. И в большинстве своем незаконным методом. В прошлом году, к примеру, Япония приняла на себя российских морепродуктов в полтора раза больше, чем того позволял нашим рыбакам общий допустимый улов. В то же время за последние четыре года доля атлантической сельди из Норвегии и Исландии на европейском рынке России и стран СНГ выросла до 60 процентов.
Ответственность за это несут браконьеры, которых на рыбацком слете тактично обозвали «маргиналами-предприятиями» и «теневиками». Именно они единым фронтом по заниженным ценам, проще говоря, посредством демпинга завалили азиатский рынок дешевой живой рыбой. И конечно, государство, которое, во-первых, неэффективной политикой в сфере вылова биоресурсов в исключительной экономической зоне России способствовало размножению нелегалов, во-вторых, высокими транспортными тарифами перекрыло кислород внутренним товарам. Яркий тому пример - ситуация с тихоокеанской сельдью, превосходящей по качеству норвежскую и исландскую, но так и не составившей конкуренции своим иностранным «сородичам».


По словам коммерческого директора ОАО «ТУРНИФ» Олега Петрова, объективно только Россия и США могут завалить весь мир минтаем. Если Америка так и поступает, то наша страна отдает за бесценок ценные хвосты в Китай, где рыба, собственно, и перерабатывается в филе, а потом уходит по отработанной схеме в Европу. И, видимо, китайцы делают это настолько слаженно и качественно, что Исландия готова выложить им 100 миллионов долларов на дополнительное развитие рыбной индустрии. Хотя в настоящее время народная республика по сбыту минтаевого филе уже занимает третье место в мире (80 тысяч тонн в год), вытеснив, между прочим, Россию за счет ее же морских богатств. А еще есть Южная Корея, которая начинает использовать для рыбалки суда российских компаний - под своими флагами.
Таким образом, все кому не лень зарабатывают на рыбе, но только не Россия. Все потому, что у нас до сих пор не сложился рынок, нет инфраструктуры, и что самое главное - не принят федеральный закон “О рыболовстве”.
Картельные правила пока не для нас
- Сегодня рыбохозяйственный сектор России испытывает болезненные формы внутренней конкуренции, - считает вице-губернатор по внешнеэкономическим связям администрации края Виктор Горчаков. - Поэтому, чтобы с нами считались в мировой акватории, надо сначала разобраться у себя дома.
И это независимо от того, вступит Россия во Всемирную торговую организацию (ВТО) или нет. Собственно, в рыбной среде бытует мнение, что ВТО не так важно, как Всемирный комитет по продовольствию при ООН (ФАО). ВТО при всей своей мощи де-факто не занимается отраслью. Причина проста: большая рыбалка везде является дотационной, что противоречит основным принципам влиятельной организации. Правда, за бугром не любят признавать за собой эту маленькую слабость. По словам Виктора Горчакова, страны европейского союза ежегодно выделяют около миллиарда долларов дотаций на рыбохозяйственный комплекс. Государственная помощь идет в основном на ремонт судов, обновление оборудования, внедрение новых технологий и тому подобное.
Однако это не означает, что ВТО никак не влияет на рыбную промышленность. Главная задача ВТО - либерализация внешнеэкономической деятельности. На житейском языке это можно перевести как максимальное снижение таможенных барьеров или снятие их вообще. И члены торгового картеля стараются строго следовать международной букве. Так, например, значительно понизили таможенные ставки США, Япония и страны ЕЭС.
Но больший вес для рыбаков имеет ФАО. Кстати, в докладе рабочей группы президиума Госсовета РФ по повышению конкурентоспособности рыбной отрасли особо подчеркивается значимость вступления России в ФАО. «Рыбный» картель за годы своего существования накопил колоссальный портфель информации по различным регионам мира. Это касается и технологий, и торговых операций, и движения потоков рыбы. В свое время Советский Союз пытался внедриться туда, не получилось. Все потому, что главным условием выдачи членской карты является открытость информации по водоемам и объемам водных биоресурсов.
И сейчас Россия в этом вопросе не отличается особой прозрачностью. В начале 90-х годов правящая элита свела свое присутствие в промысловой отрасли до минимума. Занималась лишь распределением квот и банальным сбором денег за вылов. О создании единого центра оперативной информации никто и не подумывал. Были лишь отдельные попытки Минэкономразвития.


Впрочем, очки Россия теряет не только из-за этого, но и по многим другим причинам. В частности, сегодня стране не хватает хорошо раскрученного бренда, узнаваемой торговой марки.
«Дальморепродукт», считавшийся когда-то гигантом даже по мировым меркам, в данный момент находится на стадии банкротства. Пока других гигантов на горизонте не появилось, рыбаки вынуждены продавать продукцию через иностранных посредников, имеющих при всем этом отлаженные схемы.
Помимо всего прочего сдерживающим фактором является недостаточность новых технологий по глубокой и безотходной переработке. В результате этого у нас 40 процентов вылова идет просто-напросто на выброс.
Потянуть одеяло на себя Россия сможет в том случае, если государство будет создавать вменяемые правила игры. И возможно, немножко поделится бюджетными средствами на формирование информационного центра. Хотя, скорее всего, рыбакам самим придется на это истратиться. Если, конечно, захотят.
Пока что делегаты форума договорились лишь о том, что необходимо высвободить потенциал, скрытый в выгодном географическом положении, путем объединения в ассоциации. Ну а укрупнение предприятий - дело будущего, заявили руководители и представители рыболовецких предприятий Дальнего Востока.