Вилами по нефти

Трубопровод «Восточная Сибирь - Тихий океан»: семь раз отмерь, один раз проложи? История не существующего пока нефтепровода от месторождений Восточной Сибири до тихоокеанских портов пополняется новыми эпизодами. «Труба», которую предлагают тянуть то ли из Ангарска, то ли из Тайшета и то ли в Китай, то ли в Находку, то ли вообще в Комсомольск-на-Амуре, стала дежурной темой для публичных заявлений лиц самого высокого ранга. Эффекта от этого, правда, пока не видно.

7 июль 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1584 от 7 июль 2004
Трубопровод «Восточная Сибирь - Тихий океан»: семь раз отмерь, один раз проложи?
История не существующего пока нефтепровода от месторождений Восточной Сибири до тихоокеанских портов пополняется новыми эпизодами. «Труба», которую предлагают тянуть то ли из Ангарска, то ли из Тайшета и то ли в Китай, то ли в Находку, то ли вообще в Комсомольск-на-Амуре, стала дежурной темой для публичных заявлений лиц самого высокого ранга. Эффекта от этого, правда, пока не видно.
Напомним, что сначала между собой конкурировали два проекта: Ангарск - Дацин (Китай) и Ангарск - Находка (как вариант - Ангарск - Перевозная). Российское правительство предпочитало китайскому варианту тихоокеанский, дабы не впасть в зависимость от единственного покупателя, однако позже возникли вопросы и экологического, и экономического характера. Ангарск как начальная точка стал ощутимо проигрывать Тайшету, не все ясно и с тихоокеанскими портами, в которые должен прийти трубопровод: дальневосточные губернаторы наперебой тянут одеяло на себя. Наконец, никто не знает точно, сколько нефти сокрыто в недрах Восточной Сибири. Тем не менее Япония, Китай и США официально заявили о своей готовности финансировать строительство экспортного нефтепровода с расчетом на будущие поставки углеводородов.  
Одна из причин медлительности российского правительства стала ясна после заявлений, сделанных полпредом президента России в ДВФО Константином Пуликовским в Харбине, где он побывал в середине июня на торгово-экономической ярмарке. В ходе пресс-конференции китайские журналисты спросили полпреда о судьбе «ангарской ветки». Дело в том, что КНР все еще надеется на реализацию самого первого проекта, предложенного «Юкосом», - Ангарск - Дацин. Однако российская сторона после долгих интриг, ломаний копий и ареста Михаила Ходорковского этот проект, похоже, списала в архив, и полпред Пуликовский даже выразил некоторое недоумение.
- Проекты транспортировки углеводородов в страны АТР находятся в стадии разработки, - заявил Константин Борисович. - На сегодняшний день имеется пять проектов, пять мнений, как наиболее экономически целесообразно это провести. Президент Владимир Путин заявил, что здесь мы выбираем не страну-партнера, а национальные интересы России. В то же время те страны, которые предлагают свои инвестиции (а это США, Япония и КНР), готовы вложить средства только в саму прокладку нефтепровода и экспорт нефти. Мы же планируем не просто, грубо говоря, трубу проложить, а вложить средства в инфраструктуру, переработку, создание предприятий как с российскими, так и с иностранными рабочими - я хочу, чтобы вы уловили эту разницу. Мы предлагаем вкладывать в полный комплекс от разведки до реализации и получения совместной прибыли.
Константин Пуликовский сообщил, что переговоры с потенциальными инвесторами будут продолжаться. В то же время все ранее достигнутые договоренности о поставках нефти строго выполняются - с помощью железной дороги.
Как бы то ни было, позиции уточнены, и это уже хорошо. Если в России и были иллюзии, что «заграница нам поможет», то теперь ясно: иностранцы заинтересованы не в развитии нашей экономики, а в недорогой нефти, и только в этом ключе можно рассчитывать на их участие в освоении наших месторождений. С другой стороны, от иллюзий избавились и зарубежные партнеры, считавшие, что Россия только и думает, как бы поскорее продать нефть за границу. Сегодня мы ищем партнера с переборчивостью невесты позапрошлого века и в полном согласии с тезисом «спешка хороша при ловле блох». «Россия продолжает изучение предложений и пока не приняла окончательного решения», - обеспокоенно пишет влиятельная американская газета «Вашингтон пост»...…
Вместе с тем отсутствие окончательного решения не мешает представителям российской власти и бизнеса строить оптимистичные планы и выдавать уверенные прогнозы. В середине мая проект тихоокеанского нефтепровода обсуждали президент ОАО «РЖД» Геннадий Фадеев и глава госкомпании «Транснефть» Семен Вайншток. По данным последнего, в 2004-м в технико-экономическое обоснование проекта будут внесены последние уточнения, затем начнется проектирование и строительство. Вайншток считает, что если в начале следующего года будет принято решение о строительстве, то первые баррели смогут пойти по трубе уже в середине 2006 года. Полная же реализация проекта займет 5-8 лет.
Слово за правительством РФ, однако оно уже не раз переносило сроки принятия окончательного решения. Сейчас, например, министр экономического развития и торговли Герман Греф обещает все утрясти примерно за полгода: «До конца текущего года нами будет принято комплексное решение по всем экспортным нефтепроводам», - заявил он 20 мая.
Недавно в Москве встречались министры иностранных дел России и Японии Сергей Лавров и Ёрико Кавагути и тоже затрагивали «трубный» вопрос. Накануне своего официального визита в первопрестольную госпожа Кавагути заявила российской прессе: «Японская и российская стороны ведут активную дискуссию по вопросам конкретного взаимодействия. Следя за развитием процесса принятия российским руководством решения о маршруте трубопровода, мы рассмотрим возможные пути сотрудничества по данному вопросу». В тот же день предполагаемый нефтепровод обсуждали президент Владимир Путин, посетивший Дальний Восток с рабочей поездкой, и его полпред в ДВФО Константин Пуликовский. Согласно сообщению пресс-секретаря полпреда Евгения Аношина, «в ходе встречи высказывалась твердая убежденность в том, что вдоль нефтепровода на территории Дальнего Востока будет построен ряд предприятий по глубокой переработке нефти. В ходе строительства нефтепровода  через каждые 500-700 километров от основной трубы появятся ответвления, направленные в сторону Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Это делается с целью начать транспортировку нефти, не дожидаясь окончательного строительства нефтепровода». Так что труба, наверное, будет. Только ответ на вопрос «когда?», похоже, не знает ни бог, ни президент.