Охота на инвестора

Послесловие к Харбинской ярмарке, или Почему китайский капитал не спешит на Дальний Восток? Если политические отношения России и Китая развиваются почти по тексту исторической песни «Москва - Пекин», регулярно подогревась сердечными рандеву на высшем уровне, подписаниями всевозможных протоколов и поэтическими заявлениями, то экономические от них несколько отстают и на твердую пятерку, к сожалению, не тянут. Россия уже не желает ограничиваться коммерцией. Ей нужен капитал, в том числе иностранный. Между тем забугорный – в данном случае китайский – инвестор в Россию не рвется…

1 июль 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1581 от 1 июль 2004
Послесловие к Харбинской ярмарке, или Почему китайский капитал не спешит на Дальний Восток?
Если политические отношения России и Китая развиваются почти по тексту исторической песни «Москва - Пекин», регулярно подогревась сердечными рандеву на высшем уровне, подписаниями всевозможных протоколов и поэтическими заявлениями, то экономические от них несколько отстают и на твердую пятерку, к сожалению, не тянут. Россия уже не желает ограничиваться коммерцией. Ей нужен капитал, в том числе иностранный. Между тем забугорный – в данном случае китайский – инвестор в Россию не рвется…
«Китайское предупреждение» полпреда
На 15-й Харбинской торгово-экономической ярмарке, прошедшей в центре китайской провинции Хэйлунцзян на прошлой неделе, полпред президента в ДВФО Константин Пуликовский открытым текстом заявил о том, что не устраивает Россию в отношениях с Китаем.
- Сотрудничество не должно ограничиваться торговлей, - считает полпред президента. - Приоритетом должно быть инвестиционное взаимодействие, организация совместных производств с глубокой переработкой сырья. Однако пока Китай занимает очень скромное место среди инвесторов. Так, в 2003 году экономика ДВФО приняла 3 млрд. долларов иностранных инвестиций, из которых китайские составили всего 13,4 млн. Более того, даже эти средства вкладываются главным образом не в производственные сферы, а в инфраструктуру для той же торговли.
Согласно данным дальневосточного полпредства президента российско-китайское инвестиционное сотрудничество остается «мелкомасштабным, направленным в основном на торговлю». Китайские и российско-китайские предприятия, вложившие в регион более 400 тысяч долларов, исчисляются единицами (их «детища», в частности, - гостиничный комплекс в Находке, боулинг-центр во Владивостоке, торговый центр в Лесозаводске). Что касается прямых иностранных инвестиций в ДВФО, то 94,7 проц. их объема приходится на Сахалинскую область! И неудивительно – это живая нефть, для добычи которой капитал привлекается путем заключения соглашений о разделе продукции.
Между прочим, есть тревожные тенденции и в торговле, хотя в целом товарооборот между государствами растет как на дрожжах. Неоднозначную реакцию участников Харбинской ярмарки вызвал доклад  президента Гонконгской школы бизнеса Евгения Бочарникова. По его данным, торговые отношения все больше смещаются к оси Москва - Пекин, а регионы (то есть северо-восток Китая и наши Дальний Восток и Сибирь) уходят на второй план. Количество китайских и российских компаний, торгующих в нашем «околотке», за последние четыре года резко уменьшилось. Если в 1999-м с Китаем торговало 412 приморских, 327 хабаровских и 263 приамурских фирмы, то в 2003-м эти показатели упали соответственно до 196, 214 и 187. Но за это же время Москва и Петербург сильно увеличили свое присутствие на рынке Поднебесной, выросло и число пекинских компаний, сотрудничающих с центральной Россией. То есть налицо изменение баланса. А если бизнес уходит, значит, что-то ему мешает.
Кстати, отвечая на выступление Пуликовского, губернатор провинции Хэйлунцзян Чжан Цзо Цзи произнес лишь несколько дежурных любезностей про дружбу и добрососедство. Дальний Восток – дело тонкое, как стодолларовая купюра. Чтобы понять, где корни непонимания, нужно вспомнить о сегодняшнем государственном курсе Поднебесной. Потому что бизнес по-китайски – это все-таки «под чутким руководством партии и правительства».
Богатство Поднебесной
Россией прирастать будет?
Еще в прошлом году ЦК Коммунистической партии Китая (КПК) взял курс на развитие северо-восточных (ближайших к нам) провинций Китая и прежде всего возрождение старых промышленных баз. Речь идет о предприятиях, построенных еще в
50-х годах ХХ века советскими инженерами. Именно северо-восток КНР считается колыбелью индустриального Китая: здесь находится порядка 50 объектов из 156, построенных за первую китайскую пятилетку. Сегодня руководители Поднебесной намерены вновь превратить северо-восточные территории в катализатор дальнейшего экономического скачка. А значит, на этом краю КНР резко возрастут и спрос, и предложение.
Хэйлунцзян, Цзилинь, Ляонин – эти провинции у соседей-приморцев постоянно на слуху. Скоро о них услышат во всем мире. По словам секретаря Хэйлунцзянского провинциального комитета КПК Сунь Фатана (кстати, это первое лицо в провинции, так как губернатор – чиновник во многом «технический»), к 2010 году провинция намерена построить новую промышленную базу, чтобы Хэйлунцзян стал «районом нового прироста китайской экономики». Провинция Цзилинь планирует построить новую базу автомобиле-
строения, нефтехимический комплекс, базу переработки сельскохозяйственной продукции и др.
По словам Константина Пуликовского, для выполнения решения пленума ЦК КПК о модернизации производственной базы руководству провинции Хэйлунцзян будет сложно обойтись без помощи  российских специалистов. Радует, что наши руки и мозги снова становятся востребованными, но своя промышленность нужна не только Китаю. Хочется верить, что и России тоже.
- Экономика северо-восточных провинций КНР, и прежде всего Хэйлунцзяна, во многом ориентирована на Сибирь и Дальний Восток России. Все, что мы здесь видим, построено на те деньги, которые Россия потеряла за годы неуправляемой демократии, - считает Александр Исаев, представитель посольства России в Китае.
В 2003 году провинция Хэйлунцзян (100 тыс. кв. км и 46 млн. человек) поднялась с 12-го на
4-е место в Китае по темпам развития. На улицах Харбина, центра провинции, там и тут сверкают электронные билборды со словами «Старая промышленная база – новый свет инвестиций!». История показывает, что слова у китайцев не расходятся с делом: уничтожать воробьев – так до последнего, выплавлять железо – так в каждой избе. Каким образом Россия намерена реагировать на очередной, на этот раз северо-восточный, прыжок китайского дракона?
У «Фольксвагена» китайское лицо
- Мы все-таки плохо знаем друг друга, - констатировал полпред Пуликовский в Харбине.
За последние 20 лет Китай продемонстрировал миру невиданный сплав коммунистических методов управления с чисто западной деловой хваткой. Достаточно привести в пример достижения китайского автопрома: по итогам 2003 года Китай вышел на 4-е место в мире по производству автомобилей после США, Японии и Германии, произведя 4,5 млн. машин. Причем китайский потенциал в этой сфере еще не раскрылся полностью: в первом квартале наступившего года производство автомобилей выросло уже на 25,6 проц.
А начиналось все до боли знакомо: с запредельных ввозных пошлин на иномарки. К 2000 году, правда, их снизили до 100 проц., а к 2006 в связи с вступлением Китая в ВТО вообще должны обрушить до 26. Но главное сделано: инвестиции поступили, с конвейера сходят «почти настоящие» европейские, американские и азиатские марки. Мировые производители поняли, что производить машины в Китае выгоднее, чем ввозить, и сделали адекватные выводы.
Самым дальновидным, похоже, оказался «Фольксваген», обосновавшийся в КНР еще два десятка лет назад. Вслед за ним, привлеченные недорогой рабсилой и огромным рынком сбыта, в гостеприимную Поднебесную устремились и другие мировые гиганты – «Дженерал Моторс», «Хонда», «Пежо», «Тойота», «Форд», «Ниссан», «БМВ», «Ситроен»...… Китай превратился в азиатский Детройт. В ближайшее время свой второй автозавод в КНР намерена построить компания «Хендэ», три дополнительных предприятия планирует открыть «Фольксваген», ведутся переговоры с «Рено», ряд заводов возникнет в соседней с Приморьем провинции Цзилинь. Совсем скоро – счет идет уже на месяцы – мир будет осчастливлен китайским «Мерседесом».
Прибыль иностранного инвестора от производства автомобилей в Китае выше, чем где бы то ни было. У КНР – свой интерес: по существующему законодательству в течение трех лет работы совместного предприятия доля китайских комплектующих должна достичь 80 проц. То есть развиваются параллельные отрасли, растет количество рабочих мест и т. д. – вот он, капитализм с коммунистическим лицом. Правда, признает англоязычное издание China Daily, китайские машины все еще отстают от заморских по качеству. Но этот разрыв Поднебесная намерена уже к 2006 году сократить и завалить своей продукцией всю планету.
Как видим, нынешняя Россия если и пошла по китайскому пути, то с национальной спецификой: мы все еще надеемся обогнать весь мир на «Жигулях» с «Калинами». Повышение пошлин ударило по небогатому российскому автолюбителю, тогда как автопром, похоже, и не думает подниматься с колен.
А на харбинских улицах сейчас в глазах рябит от стареньких «Фольксвагенов» и новеньких «Ауди». Похоже, это национальная «фишка» Китая: зачем покупать что-то на стороне, когда можно сделать самим? Вот и шуршат по дорогам как бы европейские машины, протыкают небосвод свои эйфелевы башни, а в парках красуются почти русские кремли.
Ждем у моря инвестиций
Инвестиции – не дотации, они предполагают возврат вложенных средств с «наваром». Тем не менее на блюдечке с голубой каемочкой их тоже не приносят. Москва, например, даже своим же российским регионам предпочитает выделять средства на паритетных началах: мол, покажите, что вы сами вложили в проект половину требуемой суммы, тогда и мы поучаствуем. Подобные требования выдвигают и иностранные инвесторы. И наше государство декларирует готовность им содействовать.
Один из компромиссных вариантов - создание совместных производств по добыче и переработке ресурсов. Однако тот же Китай если и согласен покупать наши природные богатства, то вкладывать деньги в российскую производственную сферу – пока вряд ли. Или взять пресловутый нефтепровод из Сибири: и Китай, и Япония готовы потратиться лишь на прокладку самой трубы, чтобы потом качать оттуда «углеводородную кровь» для своей экономики, а вот сопутствующая инфраструктура на российской территории их, что вполне понятно, интересует гораздо меньше.
Китайцам выгоднее вкладывать средства в свою же экономику, что они и делают – это даже если сбросить со счетов влияние государства на бизнес. Недаром экономисты называют КНР «пылесосом» за редкую притягательность для внешнего и внутреннего инвестора. Как стать вторым пылесосом – вот задача, которую сегодня решают в России.
- Самое главное – это защита инвестора, - заявил Константин Пуликовский в Харбине. - Задача власти - преодолеть непонимание и различные нестыковки вплоть до внесения в Госдуму законодательных инициатив. Но для этого нужно глубокое взаимное уважение и доверие. Между тем китайцы систематически занимаются на территории России браконьерским промыслом, контрабандой дикоросов и т. д. С другой стороны, в мае российский ОМОН непозволительно вел себя по отношению к китайским коммерсантам на рынке в Уссурийске - мне пришлось лично вмешиваться в ситуацию. Пока это будет продолжаться, о доверии и уважении говорить сложно.
Один из шагов, которые могли бы смягчить внутрироссийский инвестиционный климат, – скорое принятие закона об особых экономических зонах, в которых прямым иностранным инвесторам будут созданы определенные льготы. Губернатор Приморья Сергей Дарькин, кроме того, считает необходимым создать российско-китайскую инвестиционную компанию специально для содействия притоку капитала.
Словом, благих намерений хватает. И все-таки, как поется в популярной на севере КНР песне на стихи Чжана Синхуа и музыку Ли Шоухуа, «в мире есть такой дракон с названием Китай». По масштабу влияния на мировую экономику Китай уже вполне тянет на это огнедышащее животное, рядом с которым расслабляться – смерти подобно.