Неизвестный Андропов

Вчера исполнилось 90 лет со дня рождения одного из самых загадочных руководителей российского государства.

16 июнь 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1572 от 16 июнь 2004

Вчера исполнилось 90 лет со дня рождения одного из самых загадочных руководителей российского государства.

Время, как известно, лучший судья. На смену идеологическим штампам и субъективным оценкам современников приходит пора объективного исторического анализа. Юрий Андропов – личность бесспорно неоднозначная, но столь же бесспорно и значимая для отечественной истории. Между тем его жизнь и сейчас для многих остается тайной…

НЕ РАССТАНУСЬ С КОМСОМОЛОМ…

Юрий Владимирович Андропов родился 15 июня 1914 года в семье инженера-железнодорожника на Ставрополье, в казачьей станице Нагутская. Отец умер, когда ему было всего два года. Мать Юрия, Евгения Карловна,  учительница, умерла в 1928 году, что резко поменяло его жизнь. С отчимом отношения не сложились, и после семилетки Юрий пошел работать: грузчиком, помощником киномеханика, рабочим на телеграфе, матросом на Волге. В 1930 году комсомольская ячейка железнодорожной станции Моздок приняла Юрия в члены ВЛКСМ. Он много времени отдавал ликвидации неграмотности среди местного населения, участвовал в работе газеты «Сигнал». Где бы ни работал Юрий, как отмечали очевидцы, у него под мышкой всегда была стопка книг. Приученный своей матерью к ежедневному чтению с самых ранних лет, он много читал, регулярно занимался самообразованием.

В 1932 году Юрий поступил учиться в Рыбинский техникум водного хозяйства. Его избрали секретарем комитета комсомола курса и членом комитета ВЛКСМ техникума. Однако по окончании техникума поработать по специальности почти не пришлось. Андропов попал в поле зрения Центрального Комитета ВЛКСМ и получил предложение стать комсоргом ЦК ВЛКСМ на Рыбинской судоверфи, где работало большое количество комсомольцев.

В 1939 году Юрия Андропова приняли в Коммунистическую партию. А когда после окончания войны с Финляндией и подписания с нею 12 марта 1940 г. мирного договора была образована новая союзная республика - Карело-Финская ССР, туда направили большую группу советских партийных и комсомольских работников. Среди них был и Юрий Владимирович. На съезде его избрали первым секретарем ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР.

С началом Великой Отечественной войны на территории республики создается Карельский фронт. Вся деятельность ЦК ЛКСМ и его первого секретаря была направлена на организацию помощи фронту, создание партизанского движения. Разведывательные и оперативные группы и спецотряды состояли из секретарей горкомов, райкомов, первичных комсомольских организаций, членов ЦК ЛКСМ и просто рядовых комсомольцев, которые достаточно эффективно противостояли абверу.

С 1944 года Андропов на партийной работе - второй секретарь Петрозаводского горкома партии. Он начинает учиться в местном госуниверситете, а затем и в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. В 1947 году 33-летний коммунист стал вторым секретарем ЦК КП(б) Карело-Финской ССР, в 1953-м -  посланником, а затем чрезвычайным и полномочным послом СССР в Венгрии. В 1957 году Андропов возвращается в Москву и назначается заведующим отделом ЦК по связям с коммунистическими и рабочими партиями соцлагеря.

СОЗДАТЕЛЬ «АНТИТЕРРОРА»

19 мая 1967 года Юрий Андропов был назначен председателем Комитета госбезопасности. На время его работы в этом качестве пришлась горячая пора: ввод войск в Чехословакию, осложнения отношений с США, коррупция в высших эшелонах власти, конфронтация с КНР, наконец, Афганистан...… С назначением Юрия Владимировича в КГБ происходит укрепление контрразведывательных подразделений. Он требовал, чтобы они сосредоточились на защите государства от внешних угроз, а также на выявлении, предупреждении и пресечении нелегальной работы агентуры иностранных спецслужб.

Внедрение в практику чекистской деятельности мер борьбы с агентурой противника позволило советской контрразведке разоблачить ряд агентов спецслужб США, ФРГ, Франции, Японии, КНР, действовавших в СССР, в том числе таких, которые имели доступ к особо важным секретам, прошли спецподготовку и были снабжены самым современным шпионским снаряжением, включая сложные средства тайнописи, оружие и сильнодействующие яды. Особенно ощутимый удар в 70-е годы контрразведкой был нанесен Центральному разведывательному управлению США. Советские чекисты арестовали ряд американских агентов: Огородника - работника МИДа СССР, Филатова - сотрудника ГРУ Генштаба Советской Армии, Нилова - инженера кафедры физики одного из высших учебных заведений г. Москвы, Калинина - техника одного из ленинградских научно-производственных объединений и др. Были захвачены с поличным и выдворены из СССР американские разведчики-агентуристы Келли, Петерсон, Крокет и многие другие.

При Андропове активно разрабатывались формы и методы борьбы с терроризмом. По его инициативе было принято решение о создании в структуре Комитета госбезопасности специального подразделения антитеррора, которое по предложению председателя было названо группой «А» («Альфой» ее позднее назвали журналисты) - 29 июля ей исполнится 30 лет. В данном случае Андропов сработал на опережение. Через несколько лет после «Альфы» была создана диверсионно-разведывательная группа «Вымпел», которая готовилась к операциям за пределами советских границ. Приказ о проведении такой операции мог дать только лично председатель КГБ и только письменно. Равных «Вымпелу» не было: и по готовности пойти на риск, и по степени оперативной выучки и выдумки, разведывательной находчивости. Офицеры этой группы знали иностранные языки, обязаны были самостоятельно проработать любую задачу, принять правильное решение и провести его в жизнь. Некоторые сотрудники «Вымпела» прошли позднее стажировку в спецподразделениях НАТО. «Альфа» и «Вымпел», созданные Андроповым, стали мощными подразделениями советских, а затем и российских спецслужб. Мало кто знает, что только за 4 года (1975-1979) в Советском Союзе было совершено 373 взрыва. Не все они носили политическую окраску, но так или иначе это были проявления терроризма. О роли этих подразделений сейчас, в период разгула терроризма, и говорить не приходится. Достаточно вспомнить захват театрального центра на Дубровке, где операцию по освобождению заложников проводила группа «Альфа».

В 1974 году Андропову присвоили звание Героя Социалистического Труда, двумя годами позже - звание генерала армии. Очевидцы и сослуживцы почти единодушно признают, что за время деятельности Андропова в качестве председателя КГБ значительно возрос уровень профессионализма и подготовки разведчиков и контрразведчиков. В их рядах практически не было коррупции, злоупотребления властью, финансовых нарушений. Именно это публично признал академик Сахаров, которого трудно заподозрить в личных симпатиях к КГБ, и он был объективен. Андропов не раз говорил о необходимости демократизации общества, подчеркивая, что  если законы перестают отвечать интересам народа, их надо менять.

ПРЕДТЕЧА ПЕРЕСТРОЙКИ?

Первые попытки перемен в нашем обществе обычно связывают именно с Юрием Андроповым, который после смерти Брежнева в ноябре 1982 г. был избран генеральным секретарем ЦК КПСС. В январе 1984 года Юрий Андропов журналом «Тайм» был объявлен «человеком года». Такой чести его предшественник не удостоился ни разу. Как личность, Андропов существенно отличался от многих политических деятелей своего поколения: это был человек острого и цепкого ума, бесконечного чувства ответственности, высокого уровня культуры, творческих способностей, цельный в своем мировоззрении. Несомненно и то, что он был ярким представителем жесткой, «силовой» политики. Его принято считать предтечей перестройки. Именно с его приходом в официальных документах и выступлениях появились реалистические оценки, победные реляции стали уступать место критике, впервые прозвучала тревога за будущее страны, получили огласку факты недопроизводства в стране, официально признаны серьезные трудности в развитии экономики, торможение научно-технического прогресса, необходимость коренного совершенствования хозяйственного механизма. Однако болезнь и смерть не дали Юрию Андропову реализовать свое видение перемен в стране.

…При своей занятости Юрий Владимирович не только интересовался новинками литературы и искусством, но и сам хорошо пел, писал стихи, причем хорошие, с безукоризненным чувством стиля, философские и глубокие. Он долго и тщательно скрывал свое поэтическое дарование. Вот одно из стихотворений, посвященных жене Татьяне Филипповне:     

Писал и думал, дорогая,
Что в пятьдесят, как в двадцать пять,
Хоть голова почти седая,
Пишу стихи  тебе опять.
И пусть смеются над поэтом,
И пусть завидуют вдвойне
За то, что я пишу сонеты
Своей, а не чужой жене.
Родная, близкая, с тобою
Мы шли по жизни много лет,
И жребий, брошенный тобою,
Для нас двоих был «да» и «нет».
Обоим нам светило счастье,
Обоих нас трясла беда,
Мы были в вёдро и в ненастье
Друзьями верными всегда.