Александр Ткачук: Писатель - это профессия

На прошлой неделе члены Союза писателей Российской Федерации провели в старом русском городе Орле свой очередной 12-й съезд. На форуме крупнейшей творческой организации страны Приморье было представлено председателем краевого отделения СП РФ Александром Ткачуком, который по возвращении во Владивосток ответил на вопросы корреспондента «В».

4 июнь 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1567 от 4 июнь 2004

На прошлой неделе члены Союза писателей Российской Федерации провели в старом русском городе Орле свой очередной 12-й съезд. На форуме крупнейшей творческой организации страны Приморье было представлено председателем краевого отделения СП РФ Александром Ткачуком, который по возвращении во Владивосток ответил на вопросы корреспондента «В».

- Александр Алексеевич, позвольте для начала поздравить вас с избранием секретарем правления Союза писателей...

- Расцениваю эту высокую должность как стремление приблизить дальневосточную окраину к центру России и как признание факта, что нам в Приморье удалось сохранить дееспособную писательскую организацию. Несмотря на все трудности безвременья и непростые отношения с местными властями, мы не сдались, работали и продолжаем работать. Об этом, кстати, я говорил в своем докладе на съезде: о хамском отношении чиновников, которые сами никогда ничего не писали, кроме паспортных данных, но готовы выгнать на улицу, уничтожить не ими созданную творческую организацию с богатейшей историей. Четыре года назад коллеги по писательскому цеху оказали мне честь, избрав председателем приморского отделения СП РФ, и все эти четыре года пришлось доказывать в судах и арбитражах наше право на небольшое помещение в доме, известном горожанам как «Серая лошадь». Чиновнику выгоднее, чтобы здесь, в самом центре города, был магазин или кабак, приносящий доход. А культурные традиции и вопросы патриотического воспитания молодежи, которые ставит сейчас не кто иной, как президент Владимир Путин, чиновнику не так интересны…

- Наверное, с трибуны съезда на притеснения местных властей сетовали также представители других регионов, раз уж для литературы в стране наступили трудные времена?        

- Времена нелегкие, но многое зависит от конкретного человека, представляющего собой государственую власть, и от принятой им системы приоритетов. Тот же Егор Строев на Орловщине, Тулеев в Кузбассе, Ишаев в Хабаровске – они заботятся о своих местных писателях так, как это было в благополучный для страны период, когда литература была востребована и читателем, и государством. Мне довелось познакомиться с коллегами из Башкирии, которым наши проблемы неведомы: власть предоставила им в Уфе красивый старинный особняк, в республиканскую писательскую организацию входят двести человек…

- А в приморскую?

- В наших рядах состоит 35 членов, но мы берем не числом. Судите сами, за год к печати подготовлено 11 книг, проведено более полусотни встреч с читателями – на военных кораблях, в студенческих аудиториях, в приморской глубинке. И впечатления от этих встреч настолько сильны и отрадны, что имеет смысл говорить не о политико-экономических различиях между регионами, но о географии духа. Например, на встрече с читателями в поселке Преображение мы наблюдали неподдельный, живой интерес к литературе, к писательскому труду, люди несли свои стихи… Во Владивостоке же из печатной продукции интересуются в основном деньгами.

- Но вернемся к прошедшему съезду. Удалось ли получить благоприятные впечатления от пребывания в Орле?  

- Во-первых, прием был на высшем уровне, для гостей провели незабываемую экскурсию по тургеневским местам. Сам Егор Семенович Строев сидел в президиуме съезда не просто в роли хлебосольного хозяина, но выступил в первый день с жестким докладом о духовной ситуации в регионах. Запомнилось и выступление Валентина Распутина о необходимости сохранения чистоты языка. Само присутствие таких представителей духовной элиты страны, как Распутин, Василий Белов, Юрий Бондарев, наделяло происходящее высоким смыслом. Если же говорить о решениях съезда, то нужно отметить, что был взят курс на переход от статуса общественной организации к профессиональной творческой ассоциации. Действительно, мы работаем не как общественники, писать книги – это не хобби, это наша работа.

- Но за работу принято платить деньги или это будет все же общественная активность…

- Признаться честно, чтобы издать книгу в Приморье, нужно самому заплатить за печать и бумагу, не говоря уже о гонорарах. Допустим, моя последняя книга «За чертой закона» (продолжение книги «Рывок во власть», оба произведения основаны на реальных событиях) обошлась в 97 тысяч рублей за тираж 500 экземпляров. В результате мне, автору девяти книг, сейчас нужно ехать в библиотеку, чтобы взять на время свою собственную книгу, поскольку дома нет ни одного авторского экземпляра. Порой выручают меценаты, прежде всего депутат Законодательного собрания Владимир Николаев, учредивший ежегодную премию за достижения в области литературы. Когда-то я учил его боксу в качестве тренера, а в прошлом году был удостоен второй из трех премий его имени.

- Александр Алексеевич, не секрет, что прежний, советский, Союз писателей ныне расколот на две части, условно говоря, на «левых» и «правых». Предпринимались ли в Орле попытки воссоединения?

- Действительно, помимо Союза писателей РФ существует так называемый Союз российских писателей. Эта организация, к которой в Приморье относятся чуть более десятка литераторов, замкнута на международный Пен-центр. На съезде пытались говорить об объединении, но большинство делегатов выступили против, в том числе и я. Все, чего на самом деле добиваются «правые», – это развал России.