За слова надо отвечать

19 апреля Ленинский районный суд Владивостока вынес решение об удовлетворении иска депутата приморского ЗС Владимира Николаева о защите чести, достоинства и деловой репутации к своему коллеге Николаю Марковцеву. Суд признал заявление последнего не соответствующим действительности и потребовал от ответчика возмещения истцу морального вреда в размере 30 тыс. рублей.

30 апр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1550 от 30 апр. 2004

19 апреля Ленинский районный суд Владивостока вынес решение об удовлетворении иска депутата приморского ЗС Владимира Николаева о защите чести, достоинства и деловой репутации к своему коллеге Николаю Марковцеву. Суд признал заявление последнего не соответствующим действительности и потребовал от ответчика возмещения истцу морального вреда в размере 30 тыс. рублей.

Напомним, предметом судебных разбирательств между парламентариями стало нашумевшее заявление Марковцева о якобы имевших место угрозах его персоне. По версии депутата, в перерыве ноябрьского заседания Законодательного собрания, на котором обсуждалась проблема водоснабжения Владивостока и где Николай Владимирович с трибуны обвинял краевые власти в распространении ложной информации о запасах воды в водохранилищах, его коллега будто бы подошел к нему и предупредил, что «замочит», если тот еще раз посмеет негативно отозваться о деятельности «Белого дома». Однако на суде Марковцев не смог документально подтвердить, что такой разговор действительно состоялся. Показания же двоих свидетелей, принявших позицию ответчика, суд оценил как «противоречивые относительно содержания высказываний и последовательности действий каждого из участников «конфликта».

«Подробности» несостоявшегося на самом деле разговора быстро стали достоянием общественности. А содержащий их пресс-релиз был получен местными СМИ практически сразу же по окончании работы ЗС, когда «запуганный» депутат еще находился в зале заседаний. Такая оперативность не могла остаться не замеченной журналистами, которые тут же усомнились в правдивости предоставленной информации. Но еще больше они укрепились в своих подозрениях, узнав о том, что уже в следующем перерыве между заседаниями законотворцы в присутствии коллег жали друг другу руки, что даже запечатлели фотокамеры корреспондентов.

Многие до сих пор задаются вопросом: как следует воспринимать заявления Николая Марковцева и какую цель он преследовал, выдавая за правду заведомо ложные сведения, рискуя понести за это определенную ответственность перед законом? Возможно, выдумывая конфликт, депутат намеревался привлечь внимание к собственной персоне, а заодно сформировать негативный имидж своему коллеге. По крайней мере, в свете предстоящих выборов на пост главы Владивостока, участвовать в которых намереваются и Марковцев, и Николаев, этот вывод напрашивается сам собой.