Что ждет нас у последней черты?

Любовью, состраданием, тонкой иронией и нежностью – безграничной нежностью к Человеку пронизаны пьесы, хорошо известные театралам: “Соло для часов с боем” в постановке МХАТа им. Чехова и “Дальше – тишина” театра им. Моссовета. Они лиричны и трагичны одновременно. И если в них есть смех, то смех сквозь слезы, а если печаль, то всегда светлая.

6 апр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1535 от 6 апр. 2004

Любовью, состраданием, тонкой иронией и  нежностью – безграничной нежностью к Человеку пронизаны пьесы, хорошо известные театралам: “Соло для часов с боем” в постановке МХАТа им. Чехова и “Дальше – тишина” театра им. Моссовета. Они лиричны и трагичны одновременно. И если в них есть смех, то смех сквозь слезы, а если печаль, то всегда светлая.

Комедия Альдо Николаи “Железный класс” в постановке режиссера Андрея Лапикова, премьера которой состоялась недавно в Приморском академическом театре, несмотря на столь суровое на первый взгляд название, наполнена теми же эмоциями.

Бокка и Палья,  именно так зовут главных персонажей пьесы, знакомятся случайно. Встреча этих неприкаянных, душевно одиноких людей становится для них событием поворотным. Вчера еще смирившиеся с печальными итогами своей жизни,  сегодня они взбунтовались, решив бежать... Бежать от постылых будней, от печальных мыслей, эгоизма окружающих, бежать от самих себя. С отвагой мальчишек разрабатывают они тайный план.

В дорогу они берут полные сумки ненужных вещей. Обзаводятся даже накладными карнавальными усами, чтобы беглецов никто не опознал. Отрезая себе путь к отступлению, покупают билеты на поезд, заранее ликуя от встречи с морем, солнцем. Но счастью друзей, увы, не суждено сбыться.

В исполнении народного артиста России Анатолия Бугреева, актеров  Натальи Парфененковой и Владимира Кияна комедия “Железный класс” предстает на сцене философской притчей, заставляющей задуматься над вечными проблемами бытия.

Одинокая скамейка в осеннем сквере, упавшие в листву яблоки и стайка улетающих к югу птиц – такой сдержанно-лаконичной предстает декорация художника Геннадия Кунгурова.  Но зритель легко принимает эту условность, с первой сцены спектакля проникаясь сочувствием и  симпатией к странноватым персонажам.

Взъерошенный, небрежно одетый Бокка Анатолия Бугреева словно оголенный нерв. Актер нашел удивительно точные краски к образу этого несгибаемого, ворчливого старика, способного быть заботливым и нежным. Беззащитна и трогательна  до слез толстушка Амбра в исполнении Натальи Парфененковой. Она словно символ вечного женского всепрощения и участия. Пронзительно печален образ Пальи в исполнении Владимира Кияна.    

Каждый из персонажей старательно скрывает друг от друга истинное положение вещей. Так не хочется оказаться на склоне лет помехой для своей семьи, докучая молодому поколению своими старческими причудами. Избегая очередного конфликта, Бокка оказывается на улице с носками в кармане. Прекрасно играет эту сцену Бугреев: демонстративно напяливая на себя носки, которые не успел надеть, унося ноги из дома,  не моргнув глазом, описывает милое, неспешное семейное утро. Сколько интеллигентного понимания в глазах Пальи, внешне вполне респектабельного, но вечно голодного старика. Теплую ноту в постоянную перепалку между новоиспеченными друзьями по несчастью вносит Амбра. Актриса очень точно передает навязчивую добродетель бесконечно одинокой женщины. Она даже не способна обидеться на резкие выходки Бокки, так велико желание хоть кому-нибудь быть нужной.     

Режиссер Андрей Лапиков поставил удивительно проникновенную пьесу об одиночестве, и не потому, что речь идет о стариках. Кто знает, как бывает одинок ребенок?.. Скорее она о достоинстве и о том, что человек способен его хранить, несмотря на осознание своей никчемности, оказавшись у последней черты.