Чтобы не погасло…

Сольный концерт пианистки Нины Серегиной, доцента Санкт-Петербургской государственной консерватории, стал одним из главных музыкальных событий не только минувшей недели, но и всего музыкального сезона. В зал академии искусств пришли профессионалы: многие приехали из края специально ради этого вечера – и были вознаграждены. Поистине блестящее исполнение подарила Нина Серегина слушателям - переполненный зал, цветы, овации… Во время своего короткого пребывания во Владивостоке пианистка работала сопредседателем жюри (вместе с профессором И. Земсковой) Дальневосточного регионального конкурса исполнительского мастерства преподавателей музыкальных школ «Золотой ключ», провела мастер-класс с учащимися ДМШ и студентами академии.

6 апр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1535 от 6 апр. 2004

Сольный концерт пианистки Нины Серегиной, доцента Санкт-Петербургской государственной консерватории, стал одним из главных музыкальных событий не только минувшей недели, но и всего музыкального сезона. В зал академии искусств пришли профессионалы: многие приехали из края специально ради этого вечера – и были вознаграждены. Поистине блестящее исполнение подарила Нина Серегина слушателям - переполненный зал, цветы, овации… Во время своего короткого пребывания во Владивостоке пианистка работала сопредседателем жюри (вместе с профессором И. Земсковой) Дальневосточного регионального конкурса исполнительского мастерства преподавателей музыкальных школ «Золотой ключ», провела мастер-класс с учащимися ДМШ и студентами академии.

- Сначала идея поездки была другой, - заметила Нина Серегина. - Я хотела сыграть с симфоническим оркестром в Хабаровске (по приглашению главного дирижера Тица), затем во Владивостоке. Предполагалось, что дирижировать в этих двух городах будет талантливый музыкант из Мадрида, который учится в Петербургской консерватории. Но по разным причинам планы изменились. Получились мои гастроли – два сольных концерта, выступление с оркестром в Хабаровске, мастер-классы, работа в жюри конкурса... Хотя, конечно, я выступаю нередко, но все же не причисляю себя к концертирующим пианистам – я играющий профессор, как это обычно называют.

- Вы вернулись, хоть и на короткое время, во Владивосток, который покинули  14 лет назад. Многое изменилось?

- Я приехала к себе домой и все здесь помню – и улицы, и пригород, и людей. Выросла я в Ленинграде, окончила Московскую консерваторию у проф. Д. Башкирова и приехала в Дальневосточный педагогический институт искусств (сегодня академия) по распределению в 1979 году. 11 лет я прожила здесь, прежде чем вернулась в Петербург. Владивосток мне постоянно снится. Это замечательный  город, в котором на 100 солнечных дней в году больше, чем в Ленинграде. А я так люблю солнце! Все лучшее, светлое в жизни связано с Владивостоком. Здесь родилась моя дочь – сейчас я фотографирую город специально, чтобы показать ей. И уезжать я отсюда не собиралась – просто полетела в Ленинград показать бабушке внучку. Через 3 дня после моего приезда не стало моего педагога по специальности Валентины Яковлевны Кунде, у которой я училась 11 лет. Она пожелала, чтобы  я заняла ее место в музыкальной школе при консерватории. По сути дела это стало завещанием…... Но и тогда я всерьез думала, что после окончания учебного года  вернусь во Владивос
ток. Но вышло по-другому: Кунде «завещала» не только место работы, но и своих учеников. Очень скоро мои подопечные стали получать премии на серьезных конкурсах, и меня пригласили в консерваторию.

- Вы, как никто, можете сравнивать: отличаются ли студенты Владивостока от петербургских, московских?

- Если говорить о столичности и провинциальности в музыке, фортепианном исполнительстве... …Есть Москва – это столица, и есть все остальное – это провинция. Владивосток или Петербург – особой роли не играет. В Москву стягиваются все деньги, все силы, все средства, но в данном случае дело не в деньгах. Там другая психология. В Петербурге, к примеру, с детства воспитывают, как нужно выглядеть на сцене, как выйти и поклониться, но могут снисходительно отнестись к некоторым погрешностям в игре («с кем не бывает!»). В Москве ты обязан играть качественно, иначе просто нельзя. Я играла там лучше, чем позволяли мне мои возможности. Я училась на одном курсе с Михаилом Плетневым, Андреем Гавриловым, Этери Анджапаридзе...… Это ко многому обязывает! Это планка необычайной высоты, ты к ней привыкаешь как к норме жизни.  Думаю, эти сверхусилия -  удел любого, кто желает из провинции перебраться в столицу.

- Вы все время говорите о своих учителях. Судя по всему, они сыграли колоссальную роль в вашей жизни.

- У людей разное счастье в жизни. У кого-то оно в семье, в любви... Самое главное счастье моей жизни - это мои учителя, они определили мою судьбу. Помните рассказ Андроникова «Первый раз на эстраде»? Выйдя на сцену, он объявил, что Танеев родился от отца и матери, но настоящими его родителями были Чайковский и Бетховен. Это про меня. Мои педагоги были ко мне всегда требовательны, и я их бесконечно люблю и уважаю. Башкиров уникален тем, что он играющий пианист и не меньшего ранга профессор. В одном интервью он сказал: «Я раньше думал: не лучше ли было бы вместо того, чтобы объяснять кому-то, самому выучить и больше играть,… но когда я слушаю своих учеников, я думаю: это не зря. Это остается после тебя. Чтобы не погасло»...