Двоюродные меньше и ярче

- Почему эти тигры называются суматранскими? Они похожи на наших или совсем другие? Эти вопросы задавал своей маме мальчишка лет семи в трамвае, едущем по центральной владивостокской улице. Мальчик прочитал афишу и заинтересовался. Впрочем, мы, взрослые, в том трамвае тоже не удержались от разговора о тиграх. Ведь о “наших”, то бишь амурских тиграх из Уссурийской тайги, вроде бы знаем немало. А вот суматранские… Какие они?

19 март 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1526 от 19 март 2004

- Почему эти тигры называются суматранскими? Они похожи на наших или совсем другие? Эти вопросы задавал своей маме мальчишка лет семи в трамвае, едущем по центральной владивостокской улице. Мальчик прочитал афишу и заинтересовался. Впрочем, мы, взрослые, в том трамвае тоже не удержались от разговора о тиграх. Ведь о “наших”, то бишь амурских тиграх из Уссурийской тайги, вроде бы знаем немало. А вот суматранские… Какие они?

Они оказались очень красивыми. Когда корреспонденты “В” увидели в цирковом вольере больше десятка этих необыкновенно ярких полосатых зверей, в первые мгновения буквально перехватило дыхание. Кто-то из тигров лежал, кто-то бродил по вольеру, кто-то сидел подобно домашней киске, а двое самых любопытных подбежали к ограждению – взглянуть на гостей. Около минуты мы внимательно рассматривали друг друга, потом тиграм это наскучило, и они удалились в глубь вольера.

- Удивительно яркие, правда? – Светлана Павленко, дрессировщица, обращает наше внимание на окрас животных:

- Эти тигры более рыжие, чем амурские, и полосы у суматранских мельче. А шерсть, поверьте мне на слово, у наших тигров бархатистая, а не жесткая, как у амурских. Но пытаться погладить Барона, Карата или любого другого нашего артиста я вам решительно не советую. Хотя они и выступают в цирке, причем работают годами, но гладить их, трогать нельзя. В отличие от других поддающихся дрессировке животных тигры – звери неконтактные.

Как рассказывают дрессировщики Николай и Светлана Павленко, из обитавших на островах Индонезии трех подвидов тигра балийский исчез в начале ХХ века, яванский - в середине. Остался только суматранский – то есть тигр с острова Суматра. Нынче общая численность обитающих в природе суматранских тигров оценивается в 400 животных. (Кстати, амурских тигров в нашей тайге – примерно столько же.)

Тропические леса на острове все больше заменяются плантациями масличных пальм. Поэтому лишенные мест обитания и традиционной кормовой базы тигры выходят к деревням и начинают охотиться на домашних животных, а порой и на их владельцев. Ну а местные жители организуют облавы…

Один из последних вариантов сохранения суматранских тигров - работа Сафари-парка, который занимается их размножением, а также содержанием отловленных животных. Сейчас там содержится 30 тигров, 12 из которых рождены в неволе.

- Наши тигры тоже размножаются, - говорит Светлана Михайловна. - У нас ведь в аттракционе не только самцы, но и четыре самочки. Так что недавно мы стали восприемниками трех тигрят.

К слову, весят самки суматранских тигров по 120-150 килограммов, самцы – около 200. Амурские тигры, как известно, гораздо крупнее.

Но больше всего различаются амурские и суматранские тигры, по словам дрессировщиков, не по размерам или окрасу, а по характеру:

- Применительно к человеку это как, например, сибиряк и кавказец. Первый – спокойный, может быть, даже флегматик, а второй – с южным темпераментом. Скажем, если рассердится, то заводится с пол-оборота.

Николай Карпович говорит, что для него суматранские тигры более интересны в работе, чем все другие хищные кошки. А народному артисту России, лауреату Государственной премии, обладателю Золотого приза Всемирного конкурса в Монте-Карло Николаю Павленко, что называется, есть с кем сравнить своих нынешних питомцев – он ведь дрессировал и амурских тигров, и пантер.

- Во время представления мы со вторым дрессировщиком Анатолием Струковым находимся за клеткой, - подчеркивает Светлана Павленко. – В клетке мой муж всегда один. То есть один на один с тиграми.

Когда начнутся выступления во Владивостоке, зрители увидят, что Николай Павленко действительно работает без ассистентов: за его спиной нет готовых прийти на помощь униформистов с брандспойтами. В руках Николая Карповича только маленькая палочка вроде дирижерской. Он улыбается, рассказывая, что во время зарубежных гастролей к нему нередко приходят “гринписовцы” и осматривают палочку, подозревая, что она с электрошоком. Однако никакого тока в ней нет.

Павленко отнюдь не машет перед носом тигров хлыстом. Но стоит Николаю Карповичу взмахнуть палочкой, как звери с готовностью спрыгивают со своих тумб и начинают показывать трюки.

- Мы просто развиваем то, что эти животные делают в природе, - объясняют дрессировщики. – В лесу тигр может, чтобы дотянуться до чего-либо, встать на задние лапы. Значит, в нашем аттракционе он ходит на задних. А вот на передних, увы, никогда не пойдет. Или взять прыжки. В своих джунглях тигры, охотясь, постоянно прыгают. Поэтому прыжки становятся основой и цирковых номеров.

…Хоть и уверяют Светлана Павленко и Анатолий Струков (на снимке. - Ред.), что тигры – звери по большому счету неконтактные, но со стороны сразу заметно: суматранская стая считает Николая Павленко своим вожаком и подчиняется именно ему.