Самоделкины из спецшколы

«Посмотрите, какие у нас Кулибины живут, - показывает директор Приморской спецшколы Андрей Суханов приборчик. – Знаете, для чего он? Татуировку делать. У нас вообще все колюще-режущие предметы запрещены, поэтому его сразу изъяли, а умельца, Антона, естественно, вычислили. Вызвал я учителя и распорядился: «По физике меньше четверки не ставить, по труду – пять». Я сам физик-математик, могу оценить, насколько все рационально сделано. Причем все из подручных материалов: стержень от шариковой ручки, обычная швейная иголка, электромоторчик от плейера. Можно в передачу «Очумелые ручки» отправлять. К счастью, татуаж никому не успели сделать». У другого умельца, Вани Пестрикова, не только золотые руки, но и богатое воображение. Он делает лучшие в спецшколе дымковские игрушки. Тихий такой с виду, прилежный мальчик. А сюда-то как попал? «Маму не слушался, - отвечает, - в школу не ходил. Ну и воровал еще».

12 март 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1522 от 12 март 2004

«Посмотрите, какие у нас Кулибины живут, - показывает директор Приморской спецшколы Андрей Суханов приборчик. – Знаете, для чего он? Татуировку делать. У нас вообще все колюще-режущие предметы запрещены, поэтому его сразу изъяли, а умельца, Антона, естественно, вычислили. Вызвал я учителя и распорядился: «По физике меньше четверки не ставить, по труду – пять». Я сам физик-математик, могу оценить, насколько все рационально сделано. Причем все из подручных материалов: стержень от шариковой ручки, обычная швейная иголка, электромоторчик от плейера. Можно в передачу «Очумелые ручки» отправлять. К счастью, татуаж никому не успели сделать». У другого умельца, Вани Пестрикова, не только золотые руки, но и богатое воображение. Он делает лучшие в спецшколе дымковские игрушки. Тихий такой с виду, прилежный мальчик. А сюда-то как попал? «Маму не слушался, - отвечает, - в школу не ходил. Ну и воровал еще».

В этой школе учатся далеко не ангелы, их сюда по решению суда направляют. Педагоги, что называется, из кожи вон лезут, чтобы создать для ребят хорошие условия, чтобы их отношение к жизни изменить. В последнее время такой ремонт сделали – хоть на экскурсии води. Стеклянные витражи, выполненные воспитанниками, поражают изяществом, игрушки из глины – тонким юмором. Побелить-покрасить никого зазывать не нужно – сами стремятся. Но при этом многих не столько работа привлекает, сколько возможность масляной краски нанюхаться. Самое обидное – кажется, изменился мальчишка, человеком стал. А выходит из школы… Руслан Зверев, например, боль всех сотрудников. Талантливейший живописец, в художественное училище поступил, картины его до сих пор стены школы украшают. Но ведь не смог самостоятельно жить, бросил учебу. Как ни уговаривали – пошел работать. Таким ребятам адаптироваться в обществе особенно трудно. Правда, судя по отрывкам из сочинений, которые мы сегодня публикуем, удивляться этому не приходится.