Если ты пацифист

Полковник Владимир Котенков в военном комиссариате Приморского края руководит морально-психологической и информационной работой. Конечно, именно с ним хотелось в первую очередь поговорить о судьбе альтернативщиков. Но начала я с вопроса, который задала бы любая мать: «Владимир Александрович, а ваш сын служить будет?».

27 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1515 от 27 февр. 2004

Полковник Владимир Котенков в военном комиссариате Приморского края руководит морально-психологической и информационной работой. Конечно, именно с ним хотелось в первую очередь поговорить о судьбе альтернативщиков. Но начала я с вопроса, который задала бы любая мать: «Владимир Александрович, а ваш сын служить будет?».

- Моему сыну 15 лет, он учится в суворовском училище уже полтора года.

- Неужели не жалко ребенка?

- Убежден, что каждый молодой человек должен пройти эту школу жизни. Я тоже в свое время учился в суворовском и ни разу об этом не пожалел. Армейская среда более здоровая, чем гражданская. Здесь по-прежнему живы такие понятия, как совесть, честь, порядочность. В любом обществе офицеры на порядок выше тех, кто привык паразитировать на семье и окружающих.

- Однако при таких ответственных командирах наши мальчишки порой не возвращаются домой. Не слишком ли велика цена?

- А вы знакомы со статистикой? На улицах погибает значительно больше, чем в армии. Если бы мальчишек с детских лет готовили к службе, несчастных случаев было бы еще меньше. Они ведь попадают в армию совершенно не подготовленными, что способствует дедовщине. К счастью, теперь не существует практики наказания офицеров за проступки их подчиненных, поэтому командиры заинтересованы выявлять нарушителей. Соответственно, обстановка в армии становится здоровее.

- Тем не менее парни чаще всего не рвутся в воинские ряды, а матери их активно поддерживают в этом решении. Как лично вы относитесь к альтернативной службе?

- Думаю, что это временные, переходные меры, ведь наша армия скоро будет ориентирована на контрактников, а призывники станут служить только год. В таких условиях отпадет вопрос с дедовщиной, меньше будут бояться, и вряд ли кто захочет долго тянуть лямку альтернативной службы.

- Есть ведь, к примеру, религиозные убеждения.

- Если ты такой фанат веры, можешь отдать долг родине, не беря в руки автомат. Однако в Московском округе провели эксперимент – когда 600 ребятам, изъявившим желание служить альтернативно, разъяснили их обязанности, при своем мнении остались только трое.

- Запугали, что ли?

- Не запугали, а объяснили, что трудиться придется, к примеру, в тяжелых северных условиях, куда добровольцев не заманишь, или, предположим, на уничтожении ядерных отходов. Альтернативная – это та же служба, которая не должна быть легче обычной. А то некоторые готовы идти в ВОХР. Не надо искать лазейки. При этом я убежден, что, строя демократическое общество, мы должны предлагать парням различные виды службы. При Екатерине, например, молокане были освобождены от государевой службы, но пользу отчизне должны были приносить – оброк дополнительный платили или объекты важные охраняли. Даже пацифист обязан отдать долг стране, в которой живет.

- Альтернативщик будет свободен во внерабочее время?

- Относительно свободен. Ему нельзя поменять место работы, да и срок службы значительно больше, чем в армии. Законодатели рассматривали несколько вариантов и пришли к общему мнению – закон об альтернативной службе должен быть несколько репрессивным, ведь служба пока не отменяется. Но с исполнением закона пока больше вопросов, чем ответов, как это обычно бывает в любом новом деле.

- Вы убеждены, что все должны служить?

- Несомненно. Потому что молодой человек должен научиться защищать себя, свою семью, свою территорию, страну, должен научиться делать это коллективно, а не в одиночку. Раньше говорили, что армия – это школа жизни. Так и осталось. Юноши должны пройти эту школу. Находясь в отрыве от семьи, живя самостоятельно, молодой мужчина готовит себя к дальнейшей жизни. И неважно, где он будет проходить службу – в войсках с автоматом или в госпитале со шваброй. Служба – долг мужчины.