«Буренка» для лохов

Одним из самых шокирующих впечатлений последних дней, наверное, не только для автора этих строк, но и для многих других приморских телезрителей стали милицейские видеокадры из нелегального “продовольственного” цеха на владивостокской улице Днепровской. На тамошней автобазе утратившие пригодность продукты облачали в новую одежку, после чего они опять появлялись на торговых прилавках.

27 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1515 от 27 февр. 2004

Одним из самых шокирующих впечатлений последних дней, наверное, не только для автора этих строк,
но и для многих других приморских телезрителей стали милицейские видеокадры из нелегального “продовольственного” цеха на владивостокской  улице Днепровской. На тамошней автобазе утратившие пригодность продукты облачали в новую одежку, после чего они опять появлялись на торговых прилавках.

В общем, прогорклые “новинки” покупаем мы с вами, простаки обманутые.

- Организаторы аферы арендовали на автобазе цех и развернули здесь свое незаконное производство, - рассказал заместитель начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями на потребительском рынке УВД края Александр Михаев. – Занимались этим граждане Армении.

Именно Александр Иванович сотоварищи обезвредили сие “производство” с его налаженным ритмом. Как известно, продукты с истекшим сроком годности торговые предприятия должны изымать из реализации и утилизировать, то бишь отправлять на свалку. Но отправлялись они в упомянутый цех. Там просроченное южнокорейское сухое молоко фасовали в другие пакеты с этикеткой “Буренка” и проставляли на них свеженькую дату выпуска.

В другом углу цеха “облагораживали” просроченный окислившийся маргарин. Его перемешивали с недорогим какао-порошком – к слову, миксером служила бытовая электродрель, - и расфасовывали в пачки с надписью “Шоколадное масло”.

И хотя похожий на артиста Джигарханяна в молодости главарь здешних “пищевиков”, нагло ухмыляясь, сообщил милиционерам, что у него склероз и он не помнит, сколько чего сделано, только упакованной за день так называемой “Буренки” в цехе обнаружилось свыше 100 ящиков. Честное слово, хочется в ноги поклониться Александру Михаеву и его соратникам, прихлопнувшим это мерзкое производство и спасшим тем самым нас, покупателей подделок, от  желудочно-кишечных расстройств и пищевых отравлений.

Может, не стоило бы так подробно останавливаться на этом факте, если бы не был он, увы, очередным среди подобных. Парой дней раньше сотрудники того же отдела УВД “накрыли” подпольную пекарню, действовавшую чуть ли не в центре Владивостока. Выпуск хлеба в условиях вопиющей антисанитарии наладила тут компания узбеков, среди которых, заметим, оказались такие, кто вообще не изъясняется по-русски. Однако реализовывались “самопальные” буханки нам через обычные магазины как продукция признанного хлебокомбината.

Точно так же, в городских магазинах, мы приобретали, как выяснилось, криминальные пельмени и котлеты, сделанные бог знает из чего и расфасованные в чужую фирменную упаковку опять-таки в немыслимой грязи и опять-таки приехавшими из бывшей союзной республики людьми в арендованном полуподвале. Это тоже один из самых недавних примеров.

…Мы, коренные приморцы, отнюдь не против приезжих. Более того: местных патриотов тревожит наметившийся отток населения из края. К сожалению, не так уж мало приморцев перебирается отсюда в другие регионы, где уровень жизни повыше, а цены пониже. Поэтому тем, кто переезжает сюда, мы, как правило, рады. Однако, судя по вышеназванным и другим примерам последнего времени, к нам спешат из бывших советских республик далеко не лучшие их представители. Едут люди, рассчитывающие на незаконное предпринимательство и знающие, что организовать его во Владивостоке, где обитают, по их мнению, лохи, возможно. Легко!

- Действительно, подделками для потребительского рынка занимаются обычно сообщества по этническому признаку, - сказал корреспонденту “В” начальник отдела по борьбе с экономическими преступлениями Анатолий Резниченко. – Они как бы поделили сферы влияния. Водку подделывают азербайджанцы, продукты, например, - армяне.

Понятно, что закрытым городом, как когда-то, Владивостоку уже не стать. Но почему бы не присмотреться пристальнее к тем, кто прибывает сюда на жительство, не поинтересоваться, на что они будут жить, каким видом деятельности заниматься, и по мере возможности не проконтролировать, в конце концов? Напомним, что в США по отношению к иммигрантам это в порядке вещей.

Если приезжие оформляют регистрацию в районных управлениях внутренних дел, то отчего бы участковому инспектору не познакомиться с новыми жителями вверенной ему территории? Что касается возникающих то тут, то там нелегальных цехов, то и их могли бы вовремя приметить именно участ-ковые инспектора, и тогда бы незаконная деятельность пресекалась в самом начале.

Кстати, многим законопослушным людям, приехавшим к нам в свое время из тех же республик бывшего СССР, весьма нелегко было – а некоторым до сих пор – получить гражданство, оформить регистрацию. Зато те, кто склонен к криминалу, чуть ли не в мгновение ока решают все эти проблемы. Таким “деятелям” коррупция – мать родная, она им на руку.

…Магазин, что возле моего дома, в округе зовут чеченским, хотя его хозяйкой числится частная предпринимательница с простой русской фамилией. Но все знают фактического владельца лавочки. Туда через день да каждый день заглядывают разнообразные “проверяющие” в погонах и без. Продавщица сразу звонит хозяину, и тот мчится на машине откупаться. И вот барашки в бумажке розданы, протоколы с незначительными замечаниями составлены, участники спектакля разъехались. А у дверей уже томятся окрестные пьяницы. Для них под прилавком всегда припасена пара ящиков “Столичной” водки по 30 рублей за поллитровку. У нее, правда, плохо держатся пробки, да и крепость градусов на 10-15 ниже положенных параметров…

- Но она не ядовитая, - говорят мне знакомые продавщицы, доказывая, что их хозяин – чеченец порядочный. – Водка у нас, конечно, поддельная, но не отрава.