Утрата памяти Арсеньеву не грозит

Музеи. Положа руку на сердце, попробуем честно ответить на вопрос: сможем ли мы жить без подобных учреждений? Многие из нас, для кого, чего уж там, важнее продуктовая лавка под боком, наверное, ответят «да». И поговорка про Ивана, не помнящего родства, оставит таких равнодушными. А вот первый нарком просвещения А. В. Луначарский был более категоричен, обозначив музеи как «памятные книги человечества». Это он, конечно, несколько перегнул, однако суть схватил верно. Не будь музеев – и даже в новый, компьютеризированный век, многие из нас утратили бы историческую память. Можно многое увидеть на экране монитора, но нельзя ощутить непередаваемый аромат эпохи, сопутствующий посещениям музейных залов. Недавно отметил свой 35-й день рождения и музей истории города Арсеньева.

19 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1511 от 19 февр. 2004

Музеи. Положа руку на сердце, попробуем честно ответить на вопрос: сможем ли мы жить без подобных учреждений? Многие из нас, для кого, чего уж там, важнее продуктовая лавка под боком, наверное, ответят «да». И  поговорка про Ивана, не помнящего родства, оставит таких равнодушными. А вот первый нарком просвещения А. В. Луначарский был более категоричен, обозначив музеи как «памятные книги человечества». Это он, конечно, несколько перегнул, однако суть схватил верно. Не будь музеев – и даже в новый, компьютеризированный век, многие из нас утратили бы историческую память. Можно многое увидеть на экране монитора, но нельзя ощутить непередаваемый аромат эпохи, сопутствующий посещениям музейных залов. Недавно отметил свой 35-й день рождения  и музей истории города Арсеньева.

Цифры, учитывая  скромный масштаб таежного города, действительно впечатляют. А ведь начиналась история музея довольно скромно. Местные краеведы-энтузиасты Иван Никаноркин и Иван Маслаков в далекие 60-е, загоревшись этой идеей, принесли в качестве первых экспонатов бытовые вещи, чудом сохранившиеся на заброшенных чердаках, чучела птиц и животных. Маслаков, будучи охотником-промысловиком и знакомым с таксидермией, оборудовал так называемый зал природы. Конечно, для не избалованных развлечениями горожан и такое зрелище было в новинку, однако на музейную экспозицию все-таки не тянуло. Лишь через пару-тройку лет, когда неутомимые юные краеведы, школьники и учащиеся ПТУ, правдами и неправдами обогатили коллекцию музея раритетами – люлькой-зыбкой, прялкой, ступой, первыми переселенческими билетами и редкими снимками, – музей стал похож на музей.

И потянулись первые экскурсии – школьники, трудовые коллективы. С годами рос и пополнялся музейный фонд, и уже в 1978 году коллектив был удостоен медали и диплома ВООПИК за пропаганду и охрану памятников старины.

Любопытно, что благодаря архивным изысканиям сотрудников музея удалось развенчать миф о том, что в Приморье, равно как и в Арсеньев (бывшую Семеновку), ехали, мягко говоря, не лучшие представители украинского крестьянства, а точнее – люмпенизированная голытьба. Как подтвердили документы, переселялись в наши края и зажиточные староверы, до конца с оружием в руках противившиеся коллективизации, и зажиточные крестьяне – в надежде на большие земельные наделы. Кроме того, благодаря неутомимому директору музея Клавдии Кресс, удалось уточнить и подлинный возраст города Арсеньева – в прошлом году он отметил свое столетие.

Все мнения о музее и его экспозиции в книге отзывов – только восторженные. Здесь бывали и летчик-космонавт Виталий Севастьянов, и артист Юрий Соломин, неоднократно – консулы США и Японии, многочисленные иностранные делегации. Причем визиты наносили не протокольные, а долгое время расхаживали по залам, искренне интересуясь его экспонатами.

Фонды музея пополняются постоянно. Горожане, кому дорога память о прошлом, сдают сюда на хранение и дарят редчайшие коллекции и фотографии, свои семейные архивы. Так здесь появились редкий музыкальный инструмент – цитра, похожий на русские гусли, коллекция из двух с половиной тысяч значков, личные вещи актера Максима Мунзука, снимавшегося в главной роли в фильме «Дерсу Узала».

Трудится в местном музее небольшой коллектив – 13 человек, из них 5 творческих сотрудников. Работают за деньги абсолютно смешные, за которые, уверен, ни один житель Владивостока трудиться бы не стал – от 600 до 3800 рублей в месяц. Конечно, такие зарплаты – позор и боль нашего общества, которому пока, увы, не до культуры. Что же тогда держит здесь людей? Без ложного пафоса – чувство долга. Долга перед обществом, перед памятью, перед каждым из нас. Если не они – то кто же?

В трудные дни сотрудников музея спасает чувство юмора. Анекдоты подбрасывает сама жизнь, и выдумывать их не надо. Так, во время осмотра экскурсовод поясняла, что у каждого народа свои культура, язык... «И зубы!» - неожиданно добавила юная посетительница. А когда Клавдия Федоровна в поисках материалов посетила одно из городских учреждений, то, видимо, столь дотошно «копала», что нарвалась на шутливый вопрос: «А вы, часом, не из ФСБ?». На что без запинки ответила: «Нет, мы глубже копаем».

Годы летят быстро и незаметно. Сменятся новые десятилетия и новые эпохи, в городской музей пойдут наши дети и внуки. Хочется верить, что утрата памяти Арсеньеву не грозит.