Служба дни и ночи

Вот в точно такой же, как сегодня, февральский день хирург Виктор Кузнецов сделал первые три операции в больнице УВД Приморья. А было это ровно 20 лет назад, когда только что открылась во Владивостоке на Второй Речке милицейская больница, которая теперь стала госпиталем УВД.

18 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1510 от 18 февр. 2004

Вот в точно такой же, как сегодня, февральский день хирург Виктор Кузнецов сделал первые три операции в больнице УВД Приморья. А было это ровно 20 лет назад, когда только что открылась во Владивостоке на Второй Речке милицейская больница, которая теперь стала госпиталем УВД.

Ошибется тот, кто подумает, что люди в погонах оказываются в госпитале исключительно по поводу ранений, полученных в схватках с преступниками.

- На самом деле больше всего сотрудники милиции страдают от сердечно-сосудистых заболеваний, - убеждена начальник терапевтического отделения Элеонора Лепейко. – Это и понятно: работа у них нелегкая, изначально предполагающая постоянные стрессы и перенапряжение.

Ведущий врач-травматолог (справа) Галина КлочковаСудя по здешней статистике, первое место и вправду держат сердечные недуги, затем идут травмы, следом – легочно-простудные и желудочно-кишечные заболевания.

Ведь специфика милицейской службы такова, что и травму вполне реально получить при погоне и задержании нарушителей закона, и, например, воспаление легких “подхватить” тому же участковому при обходе подведомственной ему обширной территории где-нибудь в глубинке.

Начальник госпиталя Олег Бубнов- Зачастую нашими пациентами становятся милиционеры из отдаленных от краевого центра районов Приморья, - говорит начальник госпиталя Олег Бубнов. - И не только потому, что у нас здесь хорошая лечебная база и квалифицированный персонал. Но и потому еще, что у сотрудников милиции, как известно, нет полисов медстраха, из-за чего в своих районах, случается, им отказывают в медицинской помощи.

Неудивительно, что работы у персонала госпиталя постоянно прибавляется. Как говорится, нагрузка растет. И если в 2002 году тут вылечили 2900 больных, то в прошлом году - 3300. К слову, число так называемых койко-мест при этом не увеличилось. Коек в госпитале столько же, сколько и было. Но возросла интенсивность врачевания, медики стараются побыстрее поставить больного на ноги, чтобы он мог воспользоваться дневным стационаром или амбулаторным лечением.

- Делаем все возможное, чтобы наши пациенты скорее выздоравливали и возвращались в строй, - улыбается Галина Гончарова, медсестра, работающая с кислородными барокамерами. Кстати, Галина Константиновна трудится в госпитале с самого начала. И таких, как она, тут много. Со дня открытия работают, к примеру, заместитель начальника госпиталя по лечебной работе Владимир Лебедев, начальник отделения реанимации и интенсивной терапии Владислав Родионов, терапевт Татьяна Яковец, отоларинголог Любовь Синькевич, прекрасные медсестры Валентина Василенко, Светлана Шамарина и другие преданные своему делу люди.

Элеонора Лепейко (слева) и Нателья Денисова (справа) самые опытные терапевтыА если человек действительно предан своей работе, он будет хорошо делать ее в любых условиях. Это не раз доказали врачи госпиталя УВД в Дагестане и Чечне. Заметим, что там был и, причем не раз, начальник госпиталя Олег Бубнов, отличный травматолог, награжденный медалью “За отвагу” и медалью ордена “За заслуги перед Отечеством” второй степени.

По две, три, четыре командировки в Чечню за плечами у любого врача действующего при госпитале отделения экстренной медицинской помощи. Это отделение, которым руководит Кирилл Шрейберг, создали специально, чтобы в составе каждого направляющегося в Чечню сводного отряда приморских милиционеров был высококвалифицированный врач-офицер, прошедший особую подготовку, как для медицины катастроф.

- В Чечне бывает по-всякому, - рассказывает анестезиолог Дмитрий Войтенко. - Мне, к примеру, довелось оказывать первую помощь парням из группы инженерной разведки, которая подорвалась на фугасе. Один из них - Фролов его фамилия - был в критическом состоянии. По сути, уцелела только защищенная бронежилетом грудь, все остальное - месиво. Я его перевязал, обезболил, отправил. И как же был рад, узнав, что Фролов выжил. В стационаре ему ампутировали ноги - нижние трети голеней, а руки, что называется, собрали по кусочкам, сшили. Руки действуют.

Врач-рентгенолог Владимир Лемехов- Ну а я в Грозном, так уж получилось, раз 10-15 в неделю по вызовам ходил, - вспоминает хирург Владимир Пронь. - Это была моя первая командировка. Тамошняя медицинская инфраструктура, по существу, не работала. А люди-то болеют. Вот местные и бегут ко мне: “Доктор, пойдем, пожалуйста, жена помирает”. Беру с собой взвод - и вперед.

Так что Кириллу Шрейбергу, Дмитрию Войтенко, Владимиру Проню, Фридону Гогичайшвили - у каждого из них есть боевые медали - приходилось и огнестрельные раны нашим бойцам перевязывать, и местному населению посильную медпомощь оказывать, и даже роды у чеченских женщин принимать. И если эти замечательные парни сегодня дома, во Владивостоке, и могут вместе со всем коллективом госпиталя УВД отпраздновать его 20-летие, то их товарищи по отделению экстренной медицинской помощи врачи Денис Булыга и Сергей Дода сейчас находятся в Чечне. Такая у них служба.