Конкурс «Моя судьба»

Анучинский детский дом, как и многие учреждения такого типа в глубинке, особым богатством похвастать не может - питание, правда, везде хорошее, и одеты дети красиво, но мебель совсем старенькая, современных игрушек явно не хватает, да и другие проблемы буквально на виду. Однако написали ребята совсем о другом.

13 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1508 от 13 февр. 2004

Анучинский детский дом, как и многие учреждения такого типа в глубинке, особым богатством похвастать не может - питание, правда, везде хорошее, и одеты дети красиво, но мебель совсем старенькая, современных игрушек явно не хватает, да и другие проблемы буквально на виду. Однако написали ребята совсем о другом.

«...Мама мне стала говорить, что скоро мы попадем в детский дом, там плохо, нет свободы, будем есть одну перловку, а в туалет ходить под ружьем. Я сильно испугалась и даже думала: а если убегу из дома? Но сразу думала, где я буду спать, кушать, пить? ...Настал день, когда за мной должны приехать. Я плакала и боялась. К подъезду подъехала милицейская машина, папа открыл дверь и заплакал, а милиционер сказал: «Раньше надо было думать». На лавочке сидела знакомая соседка, и я сказала, чтоб она забрала котят. ...Я хочу, чтоб дети из детских домов, когда выходили, не поступали так, как их родители. Чтоб они были хорошими. Вот я никогда не поступлю так, как мои родители. Я буду хорошей мамой.

Ирина СКРЫННИК, 14 лет».

«Мне выпала счастливая доля (попасть в детдом. – Ред.) семь лет назад. Первый год я скучала по маме, но со временем ко всему привыкла. Воспитатели меня очень любят. Если мне грустно или я плачу, меня утешают, обнимают, гладят по голове. После этого в душе так хорошо, даже дышать лучше. Мне кажется, не будь на свете детских домов, многие дети не увидели бы своего будущего, а очень многие не имели бы возможности получить образование.

Я учусь в восьмом классе и мечтаю стать детским врачом, лечить маленьких детишек. А потом я буду смотреть, как ко мне придут их мамы и скажут мне спасибо. У меня будут дети, примерно четверо. Когда вечером они уснут, я буду смотреть телевизор, а от приятной усталости усну. Вот только тогда я буду по-настоящему счастлива.

На день рождения детского дома я приду с детьми. Мои воспитатели, наверное, будут уже в серебре, в седине, и они будут за меня очень рады. Затем мы пойдем пить чай, будем вспоминать прошлое и весело смеяться.

Эльмира МУСТАФИНА, 14 лет».

«Так получилось, что маму посадили, как и многих других мам, чьи дети в детских домах. Она нам писала, и мы ей. Когда ее выпустили, был апрель. Я ее увидела, и у меня из глаз покатились слезы. Я думала, она заберет нас. Но она не забрала. С тех пор я не хочу видеть ее, а как мне хотелось быть дома с мамой, сестрами и братом! Я уже взрослая и смотрю за собой, ведь я не хочу быть такой, как она, и не хочу, чтобы мои дети попали в детдом и отвечали за мои поступки, не хочу, чтобы им было стыдно. Я очень люблю воспитательницу Ольгу Аркадьевну Осьмушко, я всегда хотела иметь такую маму, как она. В 2003 году меня крестили, и она стала моей крестной мамой. Я прихожу к ней в гости, мы ездим на рынок, и я всегда знаю, что, если мне что-нибудь понадобится, я могу спросить. Я очень хочу, чтобы в ее семье было все самое хорошее и доброе. Я желаю ей счастья и любви, ведь она еще совсем молодая.

Наташа БОБКОВА, 14 лет».