Секретные тропы для важных персон

О подземных галереях Владивостока легенды ходят, похоже, с рождения города. И, вероятно, будут жить всегда, пока жив сам город. Ведь Владивосток рождался как военный пост-крепость. Мне, к примеру, довелось услышать рассказ о том, что существует подземный ход из самого сердца города: от ул. Светланской, 47, где сейчас размещается банк «Приморье», к Амурскому заливу.

6 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1504 от 6 февр. 2004

О подземных галереях Владивостока легенды ходят, похоже, с рождения города. И, вероятно, будут жить всегда, пока жив  сам город. Ведь Владивосток рождался как военный пост-крепость. Мне, к примеру, довелось услышать рассказ о том, что существует подземный ход из самого сердца города: от ул. Светланской, 47, где сейчас размещается банк «Приморье»,  к Амурскому заливу.

Предвижу возражения скептиков – очередная байка. Не скажите… Ведь сообщил эту сенсационную весть сам участник строительства Яков Миронович Зильберг. Он решился на это год назад, посчитав, что гриф секретности стерло само время. Больше 60 лет прошло…

- Не успел я прибыть во Владивосток после Московского военного училища (а было это в 1939 году), как сразу же попал служить в особый Дальневосточный корпус железнодорожных войск РККА. Именно ему, а точнее 66-му отдельному батальону, было поручено вести перестройку здания на ул. Ленинской, 47 (ныне ул. Светланская. - Прим. ред.), где до революции размещался морской штаб Сибирской флотилии, а после  -  Приморский краевой комитет партии (предстояло надстроить практически 2,5 этажа).

Вел объект талантливый архитектор Александр Порецков. Его идеи претворяли в жизнь более 600 человек. Они  работали  круглосуточно. Стройка велась в секретном режиме. Я был назначен командиром взвода.

Рядом, в глубине скалы, строилось, можно сказать, такое же здание в несколько этажей – на случай начала войны, чтобы все высшее партийное руководство могло здесь не только укрыться, но и продолжать работать. Орудовали  кайлом и лопатой. Грунт и камень старались вывозить ночью на лошадях, чтобы не привлекать внимания. Крайком партии связывал со зданием в скале подземный ход. Но он был не единственный. Второй тоннель вел в район  Спортивной гавани.

Редкие документы, касающиеся строительства закрытого объекта на ул. Ленинской, а также завершающихся работ на тоннеле им. Сталина, в которых также участвовал молодой лейтенант Зильберг,  Яков Миронович  передал  в музей железнодорожных войск в Москве.