Город тайн

В суете обычных дней, в сетованиях на безводье или мелких житейских радостях мы и думать не думаем, что город наш кроме своего «физического тела» несет некую астральную оболочку, в коей соединились его прошлое и будущее, тайны, мистика, грезы…

6 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1504 от 6 февр. 2004

В суете обычных дней, в сетованиях на безводье или мелких житейских радостях мы и думать не думаем, что город наш кроме своего «физического тела» несет некую астральную оболочку, в коей соединились его прошлое и будущее, тайны, мистика, грезы…

Между тем с Владивостоком связаны десятки мифов и легенд, одни из которых имеют вполне земное происхождение и абсолютно реальную основу, а про иные можно лишь сказать: то ли было, то ли не было…

Взять хотя бы самый расхожий - миф о подземном городе. Кто не слышал, что под городом, строившимся как военно-морская крепость, вдоль и поперек идут десятки километров подземных ходов? Что один из таких тоннелей соединяет Владивосток с островом Русским. А еще один - ресторан «Версаль» с кварталами Миллионки. И если первый якобы имел стратегическое значение (в случае военных действий тоннелем могли осуществляться подвоз боеприпасов или спасение самых важных персон морем), то у второго функции были более прозаические: прямо из ресторана посетители тайными ходами могли сбегать в бордель Миллионки.

А чего стоит легенда о золоте Колчака? И о библиотеке царской семьи?

Есть в богатом образе Владивостока и другого сорта пронзительные страницы. Они абсолютно правдивы, но по-своему легендарны от того, что овеяны горьким пеплом трагического: город наш был огромной пересыльной тюрьмой, и лишь кропотливому историку известно, сколько и какие имена навечно оказались связаны с ним. Сергей Павлович Королев, будущий генеральный конструктор. Осип Мандельштам. Георгий Жженов.

К счастью, были и другие обстоятельства, приводившие сюда очень разных людей. Скажем, Антон Павлович Чехов по дороге на Сахалин наблюдал в Амурском заливе кита. А в июле 1917 года английский шпион и будущий знаменитый писатель Сомерсет Моэм прибыл во Владивосток с секретной миссией.

Своеобразными нитями связаны с Владивостоком и страницы книг писателя современного - Сергея Довлатова. Здесь до революции жил и содержал лавку его дед. Однажды, увидев агрессивную толпу, дедуля (тогда еще мужчина в расцвете сил) решил, что это еврейский погром, залез на крышу и сдуру начал отстреливаться. Судя по всему, купец чуток попутал: грянула революция, толпа оказалась вовсе не толпой, а первыми красными отрядами…

Новейшая история тоже прорастает новыми не то чтобы легендами, а так, милыми мелочами. Скажем, общеизвестно, что в нашем институте искусств учились актеры Александр Михайлов, Валерий Приемыхов, а в ДВГУ - «Мумий Тролль» Илья Лагутенко. Менее известно: именно во Владивостоке в 1950 году в семье военного летчика и учительницы родился будущий министр внутренних дел и борец с оборотнями, ныне спикер Госдумы и лучшая кадровая находка единороссов Борис Грызлов. Место рождения, увы, пока в анналы не вошло и быльем поросло.

Что и говорить, все мифы и легенды вряд ли можно даже упомянуть в одном газетном номере. Сегодня мы коснемся лишь нескольких, быть может, самых неразгаданных. Романтичных. Мистических. И абсолютно правдивых.

Добавить лыко в строку могли бы и вы, уважаемые читатели. Поделитесь легендой на форуме газеты в Интернете, по электронной почте Ivleva@vladnews.ru или отправьте письмом по адресу: 690000, Владивосток, Народный проспект, 13, «Мифы и легенды Владивостока».