Острова преткновения

Традиционная рубрика этой полосы предполагает разговор о ключевом, значащем событии прошедшей недели. Позволю себе, однако, немного отойти от правила, так как дата, о которой пойдет речь, - только завтра. Впрочем, и сегодня можно говорить об эхе - эхе нескольких последних десятилетий.

6 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1504 от 6 февр. 2004

Традиционная рубрика этой полосы предполагает разговор о ключевом, значащем событии прошедшей недели. Позволю себе, однако, немного отойти от правила, так как дата, о которой пойдет речь, - только завтра. Впрочем, и сегодня можно говорить об эхе - эхе нескольких последних десятилетий.

7 февраля в соседней с нами Японии отметят День Северных территорий (Hopporyodo-nohi) - именно так, с больших букв он пишется в японской транскрипции. День, занимающий свое, особое место в системе памятных дат Японии и призванный напомнить населению островного государства о необходимости без устали бороться за возвращение островов Кунашир (Kunashili-tou), Итуруп (Etorofu-tou) и Хабомаи (Habomai-syoto).

…Мина, заложенная еще на Ялтинской и Потсдамской конференциях 1945 года.

…Острая, беспокоящая заноза в живой структуре межгосударственных отношений.

…Острова преткновения, дающие повод для бесконечных политических спекуляций по обе стороны Японского моря. Метафоры можно множить, хотя суть дела в общем-то абсолютно ясна.

Официальной датой этот день стал на рубеже 70-80-х годов прошлого века и с ходу попал в один ряд с такими понятиями, как «холодная война», «империя зла» и

т. д. Уход последних в историю, однако, не помешал завтрашней дате остаться нам в наследство.

День избран не случайно - он приурочен к календарной дате заключения договора о дружбе между Страной восходящего солнца и Российской империей, подписанного полтора века назад - в 1855 году. Дыхание давних лет легко освежается и сегодня. Два года назад, выступая в этот день перед солидной аудиторией, премьер-министр Японии Дзюнъитиро Коидзуми вполне ясно и четко сформулировал свою позицию: «Некоторые либерально настроенные политики согласны на возвращение сначала двух островов, а затем намерены решать, что же будет с остальными двумя. Но я хочу внести ясность - все четыре острова принадлежат Японии, и их возвращение остается нашим обязательным условием для заключения мирного договора с Россией».

…Высокая политика межгосударственных отношений - не повод для досужих размышлений, пусть даже и приуроченных к определенной дате. Да и в отличие от сограждан, живущих по ту сторону Уральского хребта, нам, дальневосточникам, эта проблема видится в упор и очень часто - по-живому.

Лет 15 назад (помните, тогда в большой моде были всяческие теленовинки) был проведен телемост со следующими точками опоры: Москва, Владивосток, Токио. Кроме профессиональных историков и политологов во всех трех студиях сидели и вполне обычные, что называется, люди - студенты, пенсионеры и так далее. Речь (можно сказать - дискуссия) шла об отношениях между нашими странами и народами. Специалисты приводили всевозможные исторические документы, договоры, ссылки, цитаты и тому подобное. Однако в какой-то момент в токийской студии подошла к микрофону пожилая женщина и проговорила: «Я не историк и не политик и мало что во всем этом пониманию. Но я родилась в конце 30-х на Кунашире, это моя родина, там похоронены мои родители. Что же мне делать?..».

В телеэфире зависла некоторая пауза. Но буквально через минуту в нашей, владивостокской, студии телевидения (ныне - ТГТРК «Владивосток») тоже подошла в микрофону немолодая женщина и сказала: «Я вас очень хорошо понимаю. Я тоже родилась на Кунашире - в конце 40-х. И у меня там похоронены родители. И для меня это тоже родина. Что мне делать?..».

Действительно, что им делать, этим двум женщинам?

Что им делить?

…Беда наша в том, что в цивилизованном мире крайне трудно защищать границу штыками. Реальная защита состоит, прежде всего, в нормальном хозяйственном освоении своей территории, в создании адекватных условий для проживания населения. Говорить так о Курилах - значит смешить людей, которые живут на островах или бывали там в последние годы и знают истинную ситуацию. По большому счету острова эти брошены родной страной, хотя и остаются козырной картой для политиков самой разной окраски, особенно в ходе тех или иных избирательных кампаний. Если же посмотреть на частотность упоминания слова «Курилы» в российских СМИ, то мы легко увидим, что упоминается оно в подавляющем большинстве случаев в сочетании со словом «браконьерство». Вот здесь царит полный интернационал; никаких политических, межгосударственных противоречий - под флагами России и Японии, других государств (вплоть до экзотического Белиза) черпают в этих водах лихие рыбаки богатые уловы, не особо интересуясь квотами и прочими «формальностями». Понятно, что
кого-то пограничники успевают поймать, но это (как в сказке про белого бычка - см. сначала) - опять же охрана на штыках. О государственном подходе, государственном освоении пока не слышно.

…Судя по результатам последних выборов в Госдуму, сейчас в России модно быть государственником, рассуждать о целостности и, так сказать, неделимости. Что, собственно, никогда не было у нас особо сложной наукой - громко говорить красивые слова. А в принципе, можно обойтись без них; можно предложить каждому говорящему или желающему высказаться вместо этого поехать на Курилы - не в командировку, а так, пожить, поработать на год, два, пять, десять лет…

Тогда, глядишь, и найдется решение - одно из двух, ибо других нет и не может быть: отдавать или осваивать серьезно, вкладывая серьезные деньги…