Серпом по льготам

К местностям, приравненным к районам Крайнего Севера, в Приморье отнесены Дальнегорский, Кавалеровский, Ольгинский, Тернейский и Красноармейский районы. Географически - действительно самые северные и даже где-то захолустные. В последнее время поползли упорные слухи о том, что северные льготы, которыми пользуются их жители, будут упразднены; к концу прошлого года и особенно в январе начавшегося 2004-го эти разговоры приобрели реальные очертания. Слишком реальные…

3 февр. 2004 Электронная версия газеты "Владивосток" №1501 от 3 февр. 2004

К местностям, приравненным к районам Крайнего Севера, в Приморье отнесены Дальнегорский, Кавалеровский, Ольгинский, Тернейский и Красноармейский районы. Географически - действительно самые северные и даже где-то захолустные. В последнее время поползли упорные слухи о том, что северные льготы, которыми пользуются их жители, будут упразднены; к концу прошлого года и особенно в январе начавшегося 2004-го эти разговоры приобрели реальные очертания. Слишком реальные

ШИРОТА КРЫМСКАЯ, ДОЛГОТА КАЛЫМСКАЯ

Понятие

«Крайний Север» появилось в 1932 году вместе с положением о соответствующих льготах. Стране были нужны стимулы для притока рабочей силы в активно осваиваемые тогда «севера» - одних административных и даже репрессивных мер было недостаточно. Вскоре начали и «приравнивать» - в 1945 году постановлением президиума Верховного совета СССР было введено понятие «местности, приравненной к РКС» (то есть к районам Крайнего Севера, не путать с новообразованием «Российские коммунальные системы»). Жителям этих территорий выплачиваются «северные» и «районные» надбавки к зарплате, даются дополнительные отпуска, оплачивается проезд к месту отдыха по железной дороге. Труднодоступные районы, кроме того, получают бюджетную поддержку для завоза продуктов и топлива.

Средние районные коэффициенты, которые называют

«надбавками за суровость», учитывают жесткость климата в конкретном регионе: на Чукотке этот коэффициент равен двум, в Якутии – 1,6, в Бурятии – 1,25, в Приморье – 1,3. У нашего края, надо сказать, с северными надбавками давний «роман».

Хрестоматийной стала история, когда заклейменный позже в качестве волюнтариста Никита Хрущев в 1959 году на обратном пути из Америки заехал во Владивосток и попал в благодатное приморское

«бабье лето». А узнав о том, что Владивосток к тому же находится на широте курортного Сочи и благодатного Краснодара, распорядился все «северные» льготы отменить. Их вернул десятка полтора лет спустя следующий генсек Леонид Брежнев; а в народе с тех пор особенной популярностью стала пользоваться прибаутка «широта крымская, долгота колымская».

сМЭРТельные инициативы

В активную фазу кампания по срезанию, или, вернее,

«оптимизации», как говорят сами чиновники, северных льгот перешла в июле прошлого года, когда премьер-министр Михаил Касьянов прибыл в Якутск и провел там выездное заседание Совета по проблемам Крайнего Севера и Арктики (созданная в 2002 году при кабинете структура, которую председатель правительства возглавляет по должности).

Тогда окончательное решение о том, как именно разбираться с раздутыми, по мнению чиновников прежде всего из министерства экономического развития и торговли (МЭРТ),

«северами», принято не было. Замглавы МЭРТ Мухамед Циканов объяснил аудитории, что из 41 региона, которые сегодня пользуются северными надбавками, 13 попали в льготный список незаконно и незаслуженно. В результате в 2002, например, году из 195 млрд. рублей, выделенных на северные выплаты из бюджетов всех уровней, целых 64 миллиарда достались этой «чертовой дюжине». Естественно, просто взять и отменить северные льготы нельзя. Требуется законодательная база, да и общественности хорошо бы объяснить, почему такое решение - единственно возможное, правильное и дальновидное.

- Необходимо в ближайшее время уточнить и пересмотреть многочисленные правовые акты в части районирования Севера и Арктики, - заявил тогда прессе Михаил Касьянов. - В последнее десятилетие было принято много решений, которые размазали экономическую основу преференций по отношению к Северу и Арктике.

Минэкономразвития обратилось к ученым РАН, в результате чего на свет появилась предварительная методика, предполагавшая разделение российской территории России на четыре или шесть зон в зависимости от уровня дискомфорта проживания. За основу брались такие критерии, как средняя температура, толщина снежного покрова, уровень паводков. В июле еще не было ясности, будет ли в специальном законе закреплен перечень конкретных регионов или же только сама методика, по которой на местах сами разберутся, положены им льготы или нет. Последний вариант Касьянову пришелся не очень по вкусу

– ведь тогда споры о статусе чреваты судебными разбирательствами.

ЧЕРТОВА ДЮЖИНА

В январе Мухамед Циканов обнародовал планы Минэкономразвития по разделению России на шесть зон от очень дискомфортной (

«исключающей длительное проживание населения из средней полосы») до оптимальной. По словам Циканова, финансирование регионов с трудными условиями проживания сейчас «осуществляется в основном бессистемно, по давно устаревшим постановлениям cовета министров СССР». Теперь страна поделена на зоны с учетом трех критериев: природно-климатических условий, медико-биологических и социально-экономических факторов. Оценены не только температура, но и ультрафиолетовая недостаточность, заболоченность, высокогорность, сейсмичность, средняя продолжительность отопительного периода и др. Целью районирования должно стать «создание объективной, прозрачной системы отнесения территорий по дискомфортности проживания, а также предотвращение неэффективного использования бюджетных средств» (дежурная формулировка, вуалирующая непопулярное намерение сократить расходы).

Перечень регионов, попавших в

«чертову дюжину», МЭРТ обнародовало 27 января. Это 13 субъектов РФ, не имеющих в своем составе ни районов Крайнего Севера, ни приравненных к ним местностей и тем не менее пользующихся районными коэффициентами и северными надбавками: Алтайский край, Еврейская АО, Вологодская, Кемеровская, Курганская, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Пермская, Свердловская, Челябинская области, Башкортостан и Удмуртия. Перечисленные территории «попали под раздачу» первыми; однако есть на просторах нашей все еще бескрайней Родины регионы, не являющиеся заполярными географически, однако содержащие в своем составе приравненные к РКС местности. Это в первую очередь Приморский край, отнесенный по новой схеме к тем же зонам, что и многие из перечисленных «репрессируемых» областей. Ведь в первую, самую дискомфортную зону попали только арктические районы, где жить, по большому счету, невозможно. Ко второй зоне, просто неблагоприятной, отнесены в том числе горные районы Тувы, Бурятии, Читинской области, северный Сахалин, северная половина Камчатки, а также северные Курилы. Приморье угодило в две зоны: север и восток – в третью («относительно неблагоприятную») вместе с Европейской частью России, Западной Сибирью, Приамурьем, южным Сахалином и Курилами, а юг и запад – даже в четвертую, относительно благоприятную.

В

«черный список тринадцати» Приморье не попало просто потому, что имеет в своем составе приравненные к северу районы. Однако не стоит обольщаться и думать, что таких регионов реформа не коснется. По данным агентства «Росбалт», под «секвестр» могут попасть Карелия, а также южная половина Мурманской области. Дело в том, что районирование относит ряд пока еще приравненных к РКС территорий к таким природным зонам, которые выделение дополнительных льгот просто не предусматривают. На смену советским районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям приходит принципиально иная схема. Ее первая задача - легализовать саму возможность снижения и отмены льгот, разработать действенный механизм. Возможно, Приморью обрубят льготы не сегодня и не завтра, но за дело взялись серьезно, по-хрущевски.

К тому же страна расписана на зоны еще не окончательно.

«Объективно выделенные зоны и районы дискомфортности по данной методике нуждаются в уточнении и согласовании с ландшафтными рубежами», - говорится в официальных документах МЭРТ…

СЕВЕР СТАНЕТ ЮГОМ

Неправдой было бы сказать, что представители ущемляемых территорий реагируют на московские инициативы молча. В самом конце июля минувшего года Законодательное собрание Приморского края приняло обращение к депутатам Госдумы о недопустимости лишения ряда районов края статуса

«северных территорий». Как отмечено в обращении, «отмена северных надбавок приведет к оттоку населения из северных районов края». По мнению приморских законодателей, допустить этого нельзя, поскольку север Приморья – это половина территории и треть населения края, где сосредоточены большая часть природных богатств Приморья, его сырьевой потенциал.

Борется за надбавки и исполнительная власть Приморья. Вот цитата из официального сообщения краевой администрации за август прошлого года, когда Приморье посетил теперь уже бывший представитель

«Белого дома» в Совете Федерации Валерий Манилов: «Сенатор также полностью поддерживает социально-демографическую политику губернатора Сергея Дарькина, направленную на закрепление населения в крае, в частности его программу по обеспечению жильем военнослужащих, уволенных в запас». «Нельзя отменять льготы населению северных территорий края. Северные надбавки - один из основных стимулов для жителей отдаленных городов и сел Приморья», - подчеркнул Валерий Манилов. О своем резко негативном отношении к возможному упразднению северных льгот в интервью «В» не раз говорил и другой приморский представитель в верхней палате Федерального собрания Олег Кожемяко. Отмена северных коэффициентов для пяти труднодоступных районов со сложными климатическими условиями (частые тайфуны, вертолеты как единственный вид транспорта) может привести, по словам сенатора, к тому, что учителя, врачи и другие бюджетники не будут иметь никаких стимулов работать в этих уголках.

В самом конце декабря полпред президента в ДВФО Константин Пуликовский дал интервью нескольким дальневосточным СМИ и на вопрос корреспондента

«В» ответил однозначно: «Северные надбавки никто не собирается отменять!». Подобный вопрос в ходе декабрьского сеанса общения Владимира Путина с народом буровик-северянин Вячеслав Макшаков задал самому президенту. Гарант Конституции ответил: «Не планируется никакой отмены этих районных надбавок». Однако в преддверии выборов ждать из уст президента и кандидата в президенты суровой правды было бы, наверное, наивно. К тому же отмены надбавок, строго говоря, действительно не будет – им на смену придет другая система, страну поделят на Север и Юг заново.

ЛЕДНИКОВЫЙ ЭФФЕКТ

В феврале новую концепцию районирования должен рассмотреть на своем заседании Совет по проблемам Крайнего Севера и Арктики при правительстве РФ. В случае одобрения (вряд ли в этом можно сомневаться) МЭРТ планирует завершить работу над окончательной редакцией законопроекта

«О районировании Крайнего Севера и Арктики» к концу года. Однако, по словам Мухамеда Циканова, в бюджете 2005 года надбавки еще не срежут. Кроме того, в первом квартале 2004 года должно пройти заседание Госсовета, посвященное проблемам Севера. Может быть, главные точки над i расставит оно. А нам остается ждать у моря обещанного глобального потепления.

Минэкономразвития предлагает, кроме того, изменить границы субъектов РФ, чтобы административное деление территории по возможности соответствовало климатическому:

«Для законодательной и нормативной практики целесообразно согласование выделенных границ зон и районов природной дискомфортности с административными». Теоретически эти инициативы могут коснуться и Приморья, в котором районными коэффициентами до сих пор пользуются только северные местности. Но пока это не более чем разговоры.

…...

Главной проблемой Севера и Дальнего Востока, что уже несколько лет (с тех пор как мода на праволиберальную риторику сменилась модой на патриотическую) согласно признают и представители всех уровней власти, стала демографическая. А именно – непрекращающийся отток населения с окраин бывшей империи, и прежде всего из северных регионов, на фоне низкой рождаемости. Констатируя проблему, чиновники неизменно говорят о все возрастающем внимании федерального центра к жителям территорий, считающихся периферийными. И противоречат собственным словам делами. Север и Дальний Восток – это обуза, которую накладно содержать, Москве она не очень-то нужна. А может, и мы с вами не нужны?