Близкие называют ее куколкой

В краевом обществе инвалидов на учете состоят 3376 детей. Имя Аришки тоже внесено в этот печальный список. Но невозможно связать хорошенькую девчонку с задорными хвостиками и фарфоровой кожей с определением «инвалид». Она действительно похожа на куклу. К сожалению, пока на сломанную.

9 дек. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1473 от 9 дек. 2003

В краевом обществе инвалидов на учете состоят 3376 детей. Имя Аришки тоже внесено в этот печальный список. Но невозможно связать хорошенькую девчонку с задорными хвостиками и фарфоровой кожей с определением «инвалид». Она действительно похожа на куклу. К сожалению, пока на сломанную.

Возможно, это прозвучит кощунственно в отношении больного ребенка, однако я убеждена, что ей повезло. С родителями. Потому что слишком часто доводится видеть детей-инвалидов, не нужных своим самым близким людям, - за них не борются, их не адаптируют к жизни, в возможность их выздоровления не верят. У Арины любящие и самоотверженные родители. Они не алкоголики, не наркоманы, не бомжи. За что так сурово наказаны? Почему, если есть бог, он заставил страдать эту маленькую девочку, ее маму и папу? На эти вопросы ответа не знает никто. Поэтому, пережив период отчаяния, когда не хотелось даже видеть чужих здоровых детей, молодые родители начали борьбу. За полноценную жизнь своего ребенка, за счастье своей дочурки.

Оля Саломыкова не болела, на вредном производстве не работала. УЗИ показало, что, как и хотелось супругам, родится девочка. Они так ждали этого дня! «Гидроцефалия», - сказали в роддоме. Да господи, большинство молодых мам слышат это слово. И в основном, посчитав диагноз перестраховкой – мол, перерастет, не обращают на него внимания. Оля и Владимир оказались людьми ответственными – сразу начали лечение ребенка. Теперь вот только мучаются: стоило ли? Потому что малышка поначалу росла без особых проблем. Вот она на многочисленных фотографиях – плещется в ванне, стоит на ковре, держась за папину руку. Даже заподозрить невозможно, что через несколько месяцев она перестанет крутиться в кроватке, уверенно держаться на ножках, с любопытством смотреть «Поле чудес», а родители услышат страшные слова – детский церебральный паралич. Ариша не похожа на страдающих этим заболеванием. Поэтому родители в диагноз не верят, несмотря на то, что девочка в свои неполные три года не ходит и почти не говорит. А как поверить, если ге
нетическое обследование, энцефалограмма и прочие методы не выявили никакой патологии?

Оля и Владимир пошли к народным врачевателям и экстрасенсам. Теперь-то понимают, что те только деньги из них выкачивали. Одна знаменитость, постоянно дающая рекламу в СМИ, за три тысячи рублей сообщила о родовом проклятии и осчастливила их визиткой, которую надо было прикладывать ко лбу ребенка. Подобная чушь заставила вновь обратиться к официальной медицине. Родителей успокаивают, говорят, что ДЦП излечимо, да и я совсем недавно писала о прекрасном 10-летнем мальчишке, которого мама с папой сумели поставить на ноги в казалось бы безнадежной ситуации. Идя на встречу с Олей, порылась в Интернете, прочитала статью профессора Ксении Семеновой, которая пишет: «Сегодня можно с уверенностью сказать: помочь больным ДЦП можно. Не следует терять надежду на улучшение». Быть бы только уверенным, что у девочки ДЦП. Оля говорит, что врачи находятся под гипнозом громкого имени – такой диагноз первоначально поставила известный профессор. Некоторые из медиков сомневаются, но не решаются противоречить корифею в этой области.
При этом практически все считают, что Аришу можно вылечить, необходимы лишь время и совет хорошего невропатолога. Где его найти, семья не знает.

Мама больного ребенка, естественно, не может пойти работать, решение материальных проблем на папе, который трудится водителем. Квартиры у них нет – ту, в которой живут сейчас, к Новому году надо освободить. Оля, тоненькая, хрупкая, похудевшая за это время на 10 кг, гуляет с дочкой на руках, возит ее на процедуры. Малышка очень любит танцевать на руках у мамы. Иногда музыкой ее можно отвлечь, тогда Оля успевает что-то приготовить, постирать «пойманной» водой. По вечерам приходит на помощь Владимир, безмерно любящий дочурку и гордящийся тем, что она похожа именно на него. Эти молодые супруги сумели выдержать первый удар, не сломались и теперь поддерживают друг друга, безоговорочно веря в то, что и на их улице будет праздник. Я недаром сказала вначале своих заметок, что считаю Аришу счастливой, ведь бывают совершенно другие истории. Подруга Оли, с которой они лежали в одном роддоме, уже отчаялась и не верит в успех. У ее дочери точно ДЦП. Но как лечить и растить ребенка одинокой маме в гостинке, где живут еще дв
ое взрослых? На что жить? На пособие по инвалидности? Государство и о здоровых детях нынче не особенно заботится, забыв о том, что они – наше будущее. К больным внимания и того меньше. Судьбы этих ребятишек в руках их родителей. Только руки эти бывают очень слабыми, как у Олиной подруги.

Молодые родители Ариши верят в ее выздоровление, делают для этого все возможное, готовы хоть с шапкой по миру пойти, если где-то, пусть далеко, живет человек, способный правильно поставить диагноз их дочурке и вылечить ее. Они на все готовы. Знать бы, куда и к кому еще обратиться. Если кто-то из наших читателей может дать совет замечательной семье, поделиться информацией, рассказать о том, как сам справился с подобной бедой, позвоните автору этого рассказа по телефону 415-670, я вас соединю с Олей.