Капризная автогражданка

О том, как сейчас складываются отношения автомобилистов со страховыми компаниями и что изменится после Нового года, мы поговорили с директором продаж дальневосточного филиала ООО «Росгосстрах – Дальний Восток» Игорем Ворнаковым.

21 нояб. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1464 от 21 нояб. 2003

О том, как сейчас складываются отношения автомобилистов со страховыми компаниями и что изменится после Нового года, мы поговорили с директором продаж дальневосточного филиала ООО «Росгосстрах – Дальний Восток» Игорем Ворнаковым.

- Игорь Анатольевич, то, что Госдума всеми силами пытается перенести сроки вступления закона в силу, как-то тормозит процесс?

- Не особенно. Предстоит еще третье чтение, но уже известно, что Совет Федерации не поддержит

«инициативу» депутатов. На мой взгляд, вместо того чтобы заниматься популизмом, они лучше бы рассмотрели вопросы, связанные с льготами для ветеранов войны и пенсионеров, которые до сих пор не оговорены в законе. Сегодня народ с трудом, но страхуется: автовладельцы поняли, что ставки не изменятся и что с 1 января их все-таки будут штрафовать. Единственное, что вызывает озабоченность, так это отсутствие в офисах страховых компаний ветеранов и пенсионеров…

-

Известно, что в случае аварии водители получат довольно солидные страховые выплаты. Не боитесь, что в этой связи будет много инсценировок?

- По ОСАГО подобных прецедентов пока что не было. Хотя, наверное, еще будут. В данный момент при Российском союзе автостраховщиков (РСА) создаются отдел по борьбе с мошенничеством и единая база по ДТП. Мы пока

«отстали» от Москвы в этом вопросе, наверное, еще и потому, что в Приморье все-таки проще легально заработать деньги на покупке и продаже автомобилей.

- Бытует мнение, что ОСАГО разрабатывали исключительно под страховые компании

-

Мы не зарабатываем на автогражданке. Этот вид для нас крайне убыточен. Правда, нашей компании это не грозит, потому что по Дальнему Востоку нам принадлежит 65 процентов рынка. А вот другим придется покрутиться. Иначе такие фирмы просто не выживут. Считается нормальным, если убыточность в автостраховании составляет 80-90 процентов. Был месяц, когда убытки остановились на 240 процентах. Однако мы стараемся привлекать потенциальных клиентов страховаться по другим видам рисков. Собственно, на этом и зарабатываем.

- А почему нельзя было оставить автострахование добровольным?

- Потому что оно пошло бы коту под хвост, так как добровольно наше население никуда не пойдет. К тому же процент выплаты был слишком мал. А то, что решили ввести обязаловку, так на это есть свои причины. Во-первых, это одно из условий вступления страны в ВТО. Во-вторых, обязательное страхование положительно скажется на малом бизнесе. Каким образом? Машины же надо ремонтировать. Раньше, если бы меня стукнули, исправить вмятину не было возможности. Сейчас все выплачивает страховая компания. Тем более что независимые оценщики не скупятся, насчитывают по полной программе, и работники автосервисов имеют возможность получить прибыль. За счет этого малый бизнес начнет подниматься, и соответственно, благосостояние какой-то части населения тоже начнет расти. Трата денег увеличивается. Это выгодно российским чиновникам, потому что малое предпринимательство более управляемо, чем олигархическое.

Кроме того, обязательное страхование исключительно положительное воздействие окажет на российскую медицину. Почему? Ведь сейчас неважно, бомж, богач, но за ним числится 240 тысяч рублей (на одного, если два человека пострадали, то 120 тысяч рублей). В любом случае сумма солидная. Ее как минимум потратят на закупку лекарств, если после лечения останется еще, то можно потратить их на оборудование. Вот в Восточной Европе ввели обязательное автострахование, и там буквально через два-три года все больницы преобразились. Нечто подобное власти пытаются внедрить и в России.