Прощай, оружие!

В сентябре этого года старший лейтенант Барбулин в соответствии с приказом командира воинской части заступил в суточный наряд и приступил к исполнению обязанностей помощника дежурного по полку, для чего ему были выданы пистолет Макарова и две обоймы. Как сообщает пресс-служба прокуратуры ТОФ, около часа ночи старлей от несения тягот армейской службы устал, и в нарушение Устава и инструкций помощник дежурного по полку отправился отдыхать в спальное помещение. Пистолет и патроны он оставил в незакрытом сейфе канцелярии. Проснувшись утром, Барбулин обнаружил, что в сейфе нет ни пистолета, ни патронов, о чем он был вынужден доложить дежурному по полку.

18 нояб. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1461 от 18 нояб. 2003

В сентябре этого года старший лейтенант Барбулин в соответствии с приказом командира воинской части заступил в суточный наряд и приступил к исполнению обязанностей помощника дежурного по полку, для чего ему были выданы пистолет Макарова и две обоймы. Как сообщает пресс-служба прокуратуры ТОФ, около часа ночи старлей от несения тягот армейской службы устал, и в нарушение Устава и инструкций помощник дежурного по полку отправился отдыхать в спальное помещение. Пистолет и патроны он оставил в незакрытом сейфе канцелярии. Проснувшись утром, Барбулин обнаружил, что в сейфе нет ни пистолета, ни патронов, о чем он был вынужден доложить дежурному по полку.

Проведенное по факту пропажи оружия расследование установило, что в то время как старший лейтенант грезил об адмиральских погонах, матрос его части Иван Алексин приставил стремянку к стене здания штаба и через незакрытое окно залез в помещение канцелярии. Матрос поискал счастья в незапертых шкафах, обнаружил в сейфе ПМ с патронами и вылез наружу. Украденное оружие и боеприпасы Алексин припрятал на территории части, но позже, будучи приперт к стене вескими доказательствами его вины, выдал пистолет следственной группе.

Владивостокским гарнизонным военным судом старший лейтенант Виктор Барбулин признан виновным в нарушении правил сбережения вверенных для служебного пользования оружия и боеприпасов, повлекшем их утрату, и осужден к ограничению по военной службе сроком на один год с удержанием в доход государства 10 процентов его денежного содержания. Матрос Иван Алексин признан виновным в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов и осужден к лишению свободы сроком на три года с содержанием в исправительной колонии общего режима.