Михаил Булгаков на пути к мастерству

Работы Михаила Булгакова не раз выставлялись за границей. Побывали его рисунки в американском городе Сиэтле, в японском городе Ниигате, в столице Италии Риме. Правда, самого, тогда двенадцатилетнего, художника для участия в выставках не приглашали, хотя после вручали дипломы и грамоты. Но, к счастью, мечты сбываются. Двадцать восемь работ Михаила в начале ноября украсили выставочный центр японского города Мацуэ префектуры Симанэ. На этот раз представленные самим 20-летним автором.

12 нояб. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1458 от 12 нояб. 2003

Работы Михаила Булгакова не раз выставлялись за границей. Побывали его рисунки в американском городе Сиэтле, в японском городе Ниигате, в столице Италии Риме. Правда, самого, тогда двенадцатилетнего, художника для участия в выставках не приглашали, хотя после вручали дипломы и грамоты. Но, к счастью, мечты сбываются. Двадцать восемь работ Михаила в начале ноября украсили выставочный центр японского города Мацуэ префектуры Симанэ. На этот раз представленные самим 20-летним автором.

В рамках биеннале визуальных искусств, проходившем летом во Владивостоке, работы Михаила принимали участие в совместной экспозиции с японским художником-полиграфом господином Матидо - членом парижского общества Шагала. Творчество приморского художника вызвало определенный интерес у японских представителей, что и послужило поводом доя организации персональной выставки в Японии. Благодаря поддержке городской администрации, деятельному участию японской стороны давняя мечта осуществилась.

Один из больших залов необычайной красоты архитектурного ансамбля родового имения господ Мацуэ был предоставлен для персональной выставки Михаила Булгакова. «Экспрессионизм, выраженный в графике и дизайне» - так характеризует Михаил направление своего творчества. Свои идеи он воплощает в самой различной технике живописи: графит, большая серия цветного карандаша, пастель, реже - гуашь, в последнее время - масло. Сегодня его волнует творчество Клода Моне, Василия Кандинского, в этом же ряду Пикассо, Ван Гог, Сальвадор Дали, которого вполне можно считать прародителем современного дизайна.

- Мне близко творчество наших художников Всеволода Мечковского, Андрея Камалова, Эдуарда Барсегова, - говорит Михаил. - Я никогда не набивался к ним в друзья или ученики. Возникли творческие взаимоотношения с Эдуардом Барсеговым, который воодушевил меня попробовать работать с глиной. И я рад этому.

- Быть сыном одного из известных в Приморье бардов Сергея Булгакова и не увлечься этим течением?

- Я очень признателен моим родителям, которые никогда не навязывали своих приоритетов. Уважительно отношусь к творчеству отца. К его песням, его глубокой, проникновенной лирике. Мне вообще искренне жаль, что в наше время людям духовно богатым так непросто пробиться, заявить о себе в полный голос.

Имя Михаил ему дали не случайно. Но Миша признается, что из всех произведений своего тезки до сих пор не прочел только знаменитый роман «Мастер и Маргарита». Начатая было книга то бесконечно терялась, то ее кто-то срочно забирал... «Не думаю, что дело в мистике, присущей «Мастеру», - говорит Михаил, - просто я, видимо, не дозрел до великого творения. Но мне приятно сознавать, что это открытие мне еще предстоит».