Марина и рыба

Закончены съемки еще одной части фильма «Рыба, ты дура» Первая часть – 6-минутный ролик, цветной, с использованием текста Милорада Павича, автор - владивостокский фотохудожник Марина Склярова, оператор Евгений Бабейчук (ПЦ «Рост») – вышла в свет еще летом. И была отослана на один из международных кинофестивалей. Но по каким-то причинам (сейчас Марина думает, что так и должно было случиться, чтобы мир увидел фильм целиком, все шесть частей) потерялась. И международная общественность владивостокское кино не оценила. Жаль общественность...

31 окт. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1454 от 31 окт. 2003

Закончены съемки еще одной части фильма «Рыба, ты дура» Первая часть – 6-минутный ролик, цветной, с использованием текста Милорада Павича, автор - владивостокский фотохудожник Марина Склярова, оператор Евгений Бабейчук (ПЦ «Рост») – вышла в свет еще летом. И была отослана на один из международных кинофестивалей. Но по каким-то причинам (сейчас Марина думает, что так и должно было случиться, чтобы мир увидел фильм целиком, все шесть частей) потерялась. И международная общественность владивостокское кино не оценила. Жаль общественность...

Марина говорит:

- Кино-история – с этим все понятно. Но есть другое кино, когда главенствует не текст, а музыка и изображение, ассоциативно-художественное кино.

К слову, за бугром давно уже ценят не буквальный сюжет, а авторские размышления. Именно они – неповторимые и эксклюзивные – могут доставить неожиданную радость зрителю. Та же «Рыба…» сначала берет цветом – синий, искристый белый (цвет льда – подледная рыбалка, кристаллы в магазинном лотке), оранжевый (теплый свет жилища). Впрочем, есть и сюжет, написанный автором не по принципу «жили-были»… Впрочем, и не написанный. Сама жизнь подсказала «картинки», которые стали впоследствии кадрами. Процесс рыбной ловли, любовь двоих, любимое дело (машинка строчит некое платье). Рыбы летят из кадра, возвращаются в кадр. Дуры, клюют на наживку, чтобы потом оказаться в лотке со льдом. Но не всегда. Марина признается, что рыбалка – увлекательнейшее занятие, которое она давно любит. Иногда какую наживку ни насади, рыба не клюет. Обманывает человека, то есть в процессе рыбной ловли все и выясняется. Кто кого. Разве в жизни не так?

Вот-вот будет закончен монтаж второй части, которая посвящена художнику Александру Арсененко. В его работах немалое место занимают рыбы. Сняты и другие части, их герои тоже художники – Виктор Федоров (он готовит фаршированную рыбу по сюжету), Рюрик Тушкин (рыбы – его фирменные персонажи), Федор Морозов, Владимир Старовойтов, Зоя и Вадим Хижняк. Эта семья – постоянный участник творческого процесса.

Для первой части фильма Вадим (резчик по дереву) изготовил целый рыбный «арсенал». Зоя – модельер, шила то самое платье на машинке, притачивая корюшку к ткани. В кадре машинка строчит без запинки, ровно по хвостикам. На самом деле пришивали руками мороженых рыбок, придерживая красными от холода руками.

Почему кино? Вопрос странный, если не сказать больше. Классик объяснил: художник не тот, кто творит, а тот, кто не может не делать этого. В свое время Марина училась в Питере (тогда еще Ленинграде). Режиссер – ее профессия помимо еще одной – журналистики (журфак ДВГУ).

Первая режиссерская работа, понятно, учебная - «Блюз крыш», снята в Ленинграде. Есть там такое местечко – пять углов, откуда открывается потрясающий вид на питерские крыши. Сейчас «Блюз…» показался бы Марине дилетантским, снят на 16-миллиметровой пленке, которую сушили на веревке, подвешивая к потолку. Монтировали с помощью ножниц. Но осталось в том времени нечто неуловимое и не передаваемое никакой современной техникой. Кстати, снимает Марина не профессиональной камерой, из-за чего маститые фотохудожники Владивостока не признают ее творчества. Их разговоры начинаются с вопроса: «Чем работаешь?». Нет «цифры». Нет вообще профессиональной камеры. Обычное черно-белое изображение так и осталось Марининым почерком. Иллюстрация - календарь-2002, который сегодня уже раритет. Пожалуй, фото, вошедшие в него, можно увидеть на выставке, если Марина соберется ее сделать… Но это уже другая история, про деньги.

Если вернуться к творчеству… Марина объясняет: «Я делаю кино, потому что это мне интересно. Раз так, значит, обязательно найдется и тот, кому это нужно».

Ее кино видел Томмасо Моттола, приезжавший во Владивосток на «Рacific Meridian», пригласил к себе в Италию на фестиваль короткометражек. Может быть, созреет выставочный вариант фильма, но на это тоже надо искать деньги.

А Марина, как истинный художник, делать это не очень-то умеет. Вернее, совсем не умеет. Любой промоушн получается в кругу тех, кто знает ее и ее работы. Выставки, что были за десять лет, свидетельствуют – знают.

Предвестником рыбной темы стал невероятный интерес к объекту. Марина обращала внимание на рыб, нарисованных на тарелках, продающихся в зоомагазинах, плавающих в море и едва ли не задевающих плавником стекло ее маски. Кстати, о море. Рассказ одного из ее любимых авторов Эдуардо Баррико называется «Человек и море». Художник пишет портреты, начиная выписывать глаза. Однажды он приезжает на море, чтобы написать его портрет. Он пытается передать глаза моря тонкой кистью, которую обмакивает прямо в волну. Может быть, об этом будет следующий фильм?