Не торговать детскими душами…

Анна ЗДОР, кандидат философских наук, доцент кафедры теологии и религиоведения ДВГУ: Что вызывает тревогу? В школу могут прийти нетрадиционные религиозные организации, деятельность которых деструктивна. С одной стороны, в документе сказано о том, что будут допущены только зарегистрированные организации. Но факт регистрации – еще не залог духовной доброкачественности и гуманистической направленности. Регистрация проводится на основе пакета документов, который предоставляет сама организация.

31 окт. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1454 от 31 окт. 2003

Анна ЗДОР, кандидат философских наук, доцент кафедры теологии и религиоведения ДВГУ:

- Что вызывает тревогу? В школу могут прийти нетрадиционные религиозные организации, деятельность которых деструктивна. С одной стороны, в документе сказано о том, что будут допущены только зарегистрированные организации. Но факт регистрации – еще не залог духовной доброкачественности и гуманистической направленности. Регистрация проводится на основе пакета документов, который предоставляет сама организация.

Независимая религиоведческая экспертиза не проводится. Многие религиозные организации финансово подпитываются из-за рубежа и соответственно могут предлагать российским школам материальную помощь в том или ином виде, чтобы получить доступ к аудитории, вызвать доверие, а потом сформировать тот тип ценностей и ориентиров, который нужен данной организации, но который едва ли будет соответствовать интересам российского государства и традициям отечественной культуры.

К слову, православная церковь как раз не проявляет большой миссионерской активности, в чем ее часто даже упрекают. Но, учитывая православные традиции, наступательного подхода здесь не может быть по определению. Недаром православная община именуется “приход” (а не “привод”). Человек сам приходит в православную церковь, если это отвечает его внутренним запросам и потребностям. Если он хочет глубже узнать вероучение, то для этого есть воскресные школы, катехизаторские курсы при епархии. Но заманивать в православие с помощью материальных благ не принято.

Позиция школы в условиях, когда деятельность различных религиозных организаций официально разрешена, может быть только одной – внимательно присмотреться. Если есть малейшая информация о духовном насилии, о случаях отказа от имущества в пользу конкретной организации, отказе от собственного “я” для служения гуру, это, безусловно, должно насторожить директора. Вооружившись фактами, можно обратить внимание органов местного самоуправления (школа должна действовать по согласованию с ними). Должны быть внимательны родители. К слову, они первые, от кого зависит присутствие религиозных организаций в школе: в постановлении есть формулировка “обучение религиозными организациями детей религии …может осуществляться только с согласия детей и по просьбе их родителей (законных представителей)”.

Хочется думать, что такая просьба не будет вызвана предложением со стороны какой-нибудь религиозной организации оборудовать класс или поставить пластиковые окна. Не торговать же детскими душами, если предлагают компьютер. Еще хочется надеяться, что директор окажется грамотным и правильно оценит ситуацию. Кстати, о грамотности. В России царит тотальная религиозная безграмотность, а это благодатная почва для различных деструктивных организаций. Чтобы духовно обезопасить ребенка, подкованными должны быть взрослые – учителя, родители. Сегодня есть возможность пригласить в школу специалиста-теолога или религиоведа.