Создание ЛуТЭКа: ведомственные интересы превыше всего?

Как уже сообщал “В”, правительство России приняло решение о слиянии двух крупнейших предприятий топливно-энергетического комплекса - Приморской ГРЭС и Лучегорского угольного разреза.

28 май 1997 Электронная версия газеты "Владивосток" №145 от 28 май 1997

Как уже сообщал “В”, правительство России приняло решение о слиянии двух крупнейших предприятий топливно-энергетического комплекса - Приморской ГРЭС и Лучегорского угольного разреза.

По замыслу высших правительственных чиновников единый Лучегорский топливно-энергетический комплекс (ЛуТЭК) может значительно удешевить цену угля на Лучегорском разрезе, повысить производительность мощнейшей в крае Приморской ГРЭС и, следовательно, снизить себестоимость киловатт-часа. Эта идея укладывается в рамки программы действий Минтопэнерго, которое поставило перед собой задачу загрузить работой наиболее мощные и экономичные электростанции страны.

Призрак объединения витал над краем давно. Активным сторонником этой идеи, как известно, является губернатор края Евгений Наздратенко, который представлял ее чуть ли не как спасение от всех топливно-энергетических бед. Итогом его кропотливой работы стал пункт №5 в известном “протоколе Большакова”, подписанном в Лучегорске: “Администрации Приморского края создать рабочую группу из специалистов АО “Приморскуголь” (в том числе Лучегорского разрезоуправления), АО “Приморская ГРЭС”, РАО “ЕЭС России”, ГП “Росуголь” по разработке схемы объединенного управления Лучегорским топливно-энергетическим комплексом”.

Кризис, разразившийся в Приморье в весенние месяцы, подтолкнул московское руководство к поиску новых решений по преодолению приморских энергетических противоречий. В данной ситуации решение об объединении станции с разрезом выглядело достаточно разумным. Однако, несмотря на его декларируемые выгоды, по мнению руководства АО “Приморскуголь” и некоторых кругов в Минтопэнерго, при ближайшем рассмотрении становится ясно, что эта идея не принесет пользы Приморью и могла возникнуть только в суровой российской действительности. Мировой и российский опыт показывает, что объединение в одно целое совершенно разнородных предприятий отнюдь не всегда снижает себестоимость производства, а иногда даже повышает ее. Подобные попытки уже предпринимались: в качестве примера можно привести КаТЭК - Канско-Ачинский топливно-энергетический комплекс. Искусственное объединение крупного разреза и электростанции не смогло существовать в условиях рыночной экономики. Угольщики опасаются, что передача “ЛуРа” в ведение РАО “ЕЭС России” (а Приморская ГРЭС является дочерним предприятием РАО) повлечет за собой перебои в централизованном снабжении материально-техническими ресурсами, координируемом через “Росуголь”, и ряд других проблем, связанных с переходом разреза под юрисдикцию “неугольного” предприятия. Кроме того, у “Приморскугля” исчезнет возможность “перекачивать” ресурсы внутри системы угольных предприятий для поддержки наиболее перспективных из них в условиях все больше развивающегося кризиса неплатежей.

Отрицая идею объединения, угольщики преследуют и собственные интересы, так как Лучегорский разрез является визитной карточкой приморской угольной промышленности и передача его другому предприятию сильно подорвет значимость “Приморскугля” в глазах его московских руководителей.

Мнения о целесообразности объединения различны и в Министерстве топлива и энергетики РФ. Там существуют обоснованные опасения, что постановление по ЛуТЭКу может повторить судьбу всех решений, в соответствии с которыми были неоправданно занижены энерготарифы в крае. Кроме того, в министерских коридорах бытует мнение, что шумиха вокруг ЛуТЭКа - не что иное, как очередная попытка увести общественное мнение от необходимости искать кардинальное решение проблемы приморского ТЭКа.

В администрации Приморья подсчитано, что переподчинение Лучегорского угольного разреза РАО “ЕЭС России” “уведет” из казны Приморья около 10 миллиардов рублей налоговых поступлений, которые теперь будут перечисляться в федеральный бюджет.

Президент компании “Росуголь” Юрий Малышев также поддержал идею объединения. Однако в распространенном сообщении пресс-службы “Росугля” Малышев тактично намекает на то, что полностью отрывать разрез от общей системы угольных предприятий не совсем целесообразно: сообщается, что компания “Росуголь” готова стать одним из соучредителей нового объединения. При этом Юрий Малышев совершенно недвусмысленно говорит о том, что готов “отдать” разрез только в том случае, если энергетики снизят тариф на электроэнергию. “Ведь мы принимаем на себя большие расходы по содержанию подземных угольных шахт, и если цены на электроэнергию снижены не будут, то теряется и смысл создания новой компании”, - заявляет глава “Росугля”.

Создается впечатление, что лица, имеющие отношение к созданию ЛуТЭКа, преследуют только свои цели, не очень-то задумываясь о том, как это скажется на работе топливно-энергетического комплекса и экономике края в целом. Кроме того, оба предприятия, которые решено подвергнуть объединению, являются акционерными обществами, и никто пока не спрашивал мнения их акционеров.

Вместе с тем осторожный первый вице-премьер, министр топлива и энергетики Борис Немцов, вопреки распространившимся слухам, еще не принял окончательного решения о создании ЛуТЭКа. Пока в крае работает только правительственная комиссия, которая также рассматривает и иные пути снижения себестоимости энерготарифа.