Полифонический роман

Выражение "положить на полку" легко может понять любой гражданин России старше 30 лет. Фильмы, спектакли, книги, хотя бы на секунду заподозренные блюстителями советской идеологии в пропаганде "ненашего" образа жизни и мыслей, отправлялись на эту самую полку надолго, если не навсегда. Так что нет ничего удивительного в том, что книги, написанные чехом Mиланом Кундерой в последней трети прошлого века, стали активно приходить к российскому читателю только в веке нынешнем - с изрядным опозданием. Возможно, эффект опоздания сыграл двойную роль в восприятии Кундеры российскими читателями. Впрочем, об этом чуть позже… А пока позвольте небольшую биографическую спарвку.

17 окт. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1446 от 17 окт. 2003

Милан Кундера. "Книга смеха и забвения". Издательство "Азбука-классика".

Выражение "положить на полку" легко может понять любой гражданин России старше 30 лет. Фильмы, спектакли, книги, хотя бы на секунду заподозренные блюстителями советской идеологии в пропаганде "ненашего" образа жизни и мыслей, отправлялись на эту самую полку надолго, если не навсегда. Так что нет ничего удивительного в том, что книги, написанные чехом Mиланом Кундерой в последней трети прошлого века, стали активно приходить к российскому читателю только в веке нынешнем - с изрядным опозданием. Возможно, эффект опоздания сыграл двойную роль в восприятии Кундеры российскими читателями. Впрочем, об этом чуть позже… А пока позвольте небольшую биографическую спарвку.

Милан Кундера родился в 1929 году в Брно. Первые стихи написал еще в школе. После второй мировой подрабатывал разнорабочим и джазовым музыкантом, изучая в университете музыковеденье, кино, литературу и эстетику. После окончания университета работал ассистентом и позже профессором на факультете кино Пражской академии, активно писал и издавал эссе, поэмы, пьесы…  В 1950 году исключен из чешской компартии за индивидуалистские тенденции, но снова вступил в нее в 1956 и оставался в рядах до 1970-го. После введения советских войск в Чехословакию Кундера принял участие в "Пражской весне", за что был лишен возможности преподавать. Его книги были изъяты из всех библиотек страны. В 1975 году уехал во Францию и остался там жить. А в 1979-м был лишен чешского гражданства за книгу "Время смеха и забвения" - именно ту, что представлена сегодня в обзоре. Однако самая известная широкой публике вещь Кундеры - экранизированная Филиппом Кауфманом "Невыносимая легкость бытия". Кундера - абсолютно справедливо! - считается живым классиком прошлого столетия и одним из лучших романистов мира. Как сказал коллега Лоцмана: "Я каждый год жду, что ему дадут литературную Нобелевку!".

У Кундеры нет неудачных романов, хотя, на взгляд Лоцмана (и вот тут мы возвращаемся к двойной роли), поздний приход его книг в Россию, с одной стороны, создал почти ажиотаж, с другой… Смелые и искренние пассажи о коммунистах и советских оккупантах, актуальные и почти героические тогда, в 1979-м, сегодня смотрятся милым, но анахронизмом и вызывают ласковую улыбку.

Сегодняшний обзор будет без традиционной цитаты. Вырвать кусок из книги такого высокого уровня Лоцману представляется едва ли не кощунством. Но если вы любите книги, заставляющие читать, а не пробегать текст глазами, жуя при этом бутерброд, если вам нравится смаковать удачный абзац, если, в конце концов, вас не развратила литературная жвачка и хочется дать мозгам и чувствам поработать, - Кундера, безусловно, ваш автор. Как писал критик, "его творчество притягивает, завораживает, заставляет задуматься; каждый его роман, рассказ - это вечный поиск компромисса в отношениях мужчины и женщины; это роман-полифония, где множество голосов сливается в один". И Лоцман полностью с этим согласен.