У дороги пенсионный возраст

Главная трасса Дальнереченского района не реконструируется вот уже 55 лет.

10 окт. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1442 от 10 окт. 2003

Она пересекает муниципальное образование с запада на восток. Если выехать утром

– солнце светит в глаза, возвращаешься вечером – тоже. Условия для управления автомобилем не самые приятные. А если дорога гравийная да в колдобинах – еще хуже.

Трассу, правда, систематически, грейдируют дорожники

“Примавтодора”. В селе Ракитном уже много лет базируется его участок. Они отсыпают гравием разбитые участки, выравнивают полотно дороги, но оно через две–три недели становится прежним, автомобили колесами выбивают грунт на обочину. От такого многолетнего процесса дорога местами раскатана, как блин, и опустилась уже ниже нулевых отметок. И по оценкам специалистов, в таком состоянии 85% трассы. А это значит, что в дождливую погоду она как губка пропитывается водой и, собственно, перестает быть дорогой. А если какой тайфун пройдется по верховьям Сихотэ-Алиня, то пиши пропало – стихийное бедствие, вода гуляет поверх дороги, села отрезаны от большой земли.

Начальник Ракитненского участка Борис Петрович Остапенко несколько иронично относится к роли своего коллектива в деле улучшения качества районных дорог. Их за участком числится порядка двухсот километров. Чувствуется, что надоело коллективу, как мифическому Сизифу, выполнять изо дня в день работу, которая практически на глазах превращается в прежнее непотребное состояние. Хочется, как любым профессионалам, выполнить работу, за которую не стыдно, которая останется людям как память на долгие годы.

Справедливости ради надо сказать, что дорожники в этом году такой подарок сделали для ракитненцев. Одна из улиц села покрылась асфальтом

– 1700 метров.

- Я этого добивался с 1984 года, - с улыбкой вспоминает Борис Петрович. - Каждый год включали в план, а денег не выделяли. В этом году мы также отсыпали гравием шесть километров уличных дорог в трех селах. Работы были выполнены в рамках губернаторской программы

“Дороги Приморья”.

Это, конечно, хорошо, но маловато.

На следующий год в планах

“Примавтодора” в Дальнереченском районе запланировано одеть в асфальт еще пять километров дорог. Это конечно же - мизер. Такими темпами трассу Дальнереченск – Ариадное (основную в районе) придется приводить в порядок 24 года. Надежда лишь на то, что в “Примавтодоре” эти объемы, так сказать, пристрелочные и что в дальнейшем они будут увеличиваться. Для этого созрели все условия. К примеру, в районе практически на всех больших реках и речках возведены новые мосты. Через месяц-другой трехпролетный мост будет сдан в эксплуатацию близ села Веденка. Ну, а раз есть хорошие мосты, то и дороги должны быть соответствующими. А то как-то нелогично получается.

Да и магистраль эта довольно интенсивно используется. Через Ариадное, Пожигу она уходит в Чугуевский район, на Арсеньев, Кавалерово, Дальнегорск, Ольгу и т. д. Кроме того, в Дальнереченске скучают дорожники из филиала

“Дальнереченский”. Сегодня они тоже заняты в основном лишь содержанием федеральной трассы, хотя базу имеют достаточно хорошую, в том числе и асфальтовый завод.

Кстати, о базе Ракитненского участка. У них-то она как раз слабовата. Беседа наша с Борисом Петровичем проходила в конторке размером максимум три на четыре. Интерьер

– а-ля 50-е годы. В углу, как положено, сейф. Вдруг директор достает из него бутылку водки “Распутин”.

-

Вот видишь, - демонстрирует Борис Петрович великолепный экземпляр традиционного русского напитка, - одну такую мы распили, когда заложили фундамент гаража. А вторую, я сказал мужикам, разопьем, когда сдадим его в эксплуатацию. Восемь лет стоит бутылка в сейфе…

Признаюсь, я был поражен. И не столько долгостроем: восемь лет

– это далеко не предел, знаем примеры и покруче. А вот восемь лет в сейфе… Это вам не камень в гору катать. Правда, Борис Петрович тут же раскрыл секрет своего вселенского долготерпения. Оказывается, он не пьет. Это хорошо. А как же коллектив? Трезвенников-то раз-два и обчелся. Как же остальным-то в зимнюю стужу глядеть на стены недостроенного гаража, ремонтировать какой-нибудь бульдозер и при этом сознавать, что в сейфе стоит средство для сугрева? По-моему, это очень тоскливо.

Думаю, что выражу мнение всего коллектива участка, если обращусь к генеральному директору

“Примавтодора” В. А. Корочину с просьбой обратить внимание на незавершенку в Ракитном. Тут работ-то осталось на чуть-чуть. А то директору Б. П. Остапенко до пенсии осталось три года. Не уносить же ему “Распутина” домой.