Любовь одна на троих

Когда в январе во Владивостоке родились тройняшки Алина, Саша и Витя Мотора, это стало всеобщей радостью. Событие довольно редкое, тем более чтобы все малыши с первых дней жизни были здоровенькими. Вниманием общественности семья не была обделена. Но потом схлынули поздравления, и со всей остротой на новоявленных многодетных родителей обрушились неразрешимые проблемы. Жить негде, не на что, из-за хронической усталости и бессонных ночей с ног валится мама Света, старшая сестренка тройни Люда под грузом недетских забот стала раздражительной, на грани срыва - глава семейства Александр. Когда он позвонил к нам в редакцию и сказал, что не видит другого выхода, кроме того, чтобы хотя бы на время отдать малышей в детдом, стало страшно за них за всех: и взрослых, и детей.

10 окт. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1442 от 10 окт. 2003

Когда в январе во Владивостоке родились тройняшки Алина, Саша и Витя Мотора, это стало всеобщей радостью. Событие довольно редкое, тем более чтобы все малыши с первых дней жизни были здоровенькими. Вниманием общественности семья не была обделена. Но потом схлынули поздравления, и со всей остротой на новоявленных многодетных родителей обрушились неразрешимые проблемы. Жить негде, не на что, из-за хронической усталости и бессонных ночей с ног валится мама Света, старшая сестренка тройни Люда под грузом недетских забот стала раздражительной, на грани срыва - глава семейства Александр. Когда он позвонил к нам в редакцию и сказал, что не видит другого выхода, кроме того, чтобы хотя бы на время отдать малышей в детдом, стало страшно за них за всех: и взрослых, и детей.

С того времени мы не раз бывали в курортном поселке Горные Ключи, куда семья перебралась несколько месяцев назад, и можем, слава богу, сказать, что это было минутной слабостью. Сейчас, хочется верить, кризис миновал. На днях Александр позвонил с хорошими известиями. После вмешательства газеты, а может быть, еще и потому, что до них наконец дошли руки, почувствовали реальную помощь от администрации Кировского района. Она взялась погасить висевшие тяжелым бременем долги не одного года по квартплате, в дополнение к государственному пособию на детей выплачивать еще свою, стал заходить социальный работник, чтобы хоть немного помочь хозяйке в бесконечных домашних хлопотах.

Переехать в Кировский район пришлось из-за того, что своего жилья во Владивостоке не было

– снимали в пригороде дом. Обращались с просьбой помочь в решении этой самой насущной для семьи проблемы в краевую администрацию, но из департамента образования и науки пришел категоричный отказ. Спасением оставалась небольшая двухкомнатная квартира в курортном местечке, перешедшая после смерти мамы к Светлане и ее брату. Здесь было в свое время общежитие санатория имени 50-летия Октября, и сейчас до конца не ясно, кому оно принадлежит. По этой причине Александру в прописке отказывают, а без нее кто возьмет на работу? Ищет частные заказы, ремонтирует квартиры, хотя с его больной рукой это нелегко. Заработать удается только на то, чтобы семья не голодала. Когда уехали из Владивостока, поддержка городских властей, понятно, сошла на нет, а на новом месте не сразу были признаны своими. Беспросветная ситуация привела к душевному надлому.

Я думаю, ни у кого не повернется язык упрекнуть Светлану в том, что, не имея нормальных условий для жизни, состоя в гражданском браке, она решилась рожать тройняшек. Решение для нее самой было трудным. Сознается, что и одним-то ребенком не думала обзаводиться, к тому же последние 10 лет считала, что второй раз уже не сможет стать мамой. Охватило великое смятение, когда на УЗИ ее огорошили

… Но если грех лишать права на жизнь одного человечка, то какой же тяжкий груз надо было взвалить на сердце, чтобы лишить этого права сразу троих?

Сейчас малышам уже по восемь месяцев. Они дружно ползут к двери, когда слышат звонок в дверь. Только Витюша, которого прозвали за степенность президентом, не столь активно любопытствует при появлении гостей. В отличие от Алины с Сашей он искусственник, на два килограмма обогнал их в весе и любит, вальяжно развалясь, наслаждаться кашей из бутылочки. А вот брата с сестрой ни таким способом не утихомирить, ни пустышкой не занять (ее вообще все трое не признают). Шустрые и беспокойные, они задают жару домочадцам. В кроватке оставить невозможно, из колясок норовят выбраться. На прогулку или в больницу на прививку приходится отправляться с малышней на руках всем троим, пока Люда не в школе. Точно так же летом ходили купаться на речку

– надо же и о закаливании не забывать. Тройняшки не пугались воды, с удовольствием принимали водные процедуры и воздушные ванны. До восьми месяцев ни разу ничем не болели.

Когда в последний раз мы заехали навестить знакомую уже семью, на звонок вышел Александр. В квартире - непривычная тишина.

- А где все?

- В больнице, с Сашенькой несчастье, - только и смог объяснить хозяин, на котором не было лица.

Теперь-то мы знаем, что все обошлось. И захворавший Саша, и сестренка с братиком, которых пришлось забирать в больницу вместе с мамой, уже вернулись домой. Но тогда старших в семье буквально парализовал страх за мальчонку, болью в сердце отозвалась тревога за всех троих: какие же они родные, какие беззащитные, и разве можно их

… в детдом? Возвращение привычной суеты, гомона, каприз посчитали за счастье.

Пусть малыши будут крепкими, здоровыми, растут в доброй и любящей обстановке. Только не надо забывать, что тройняшки

– это все-таки забота не одной семьи, в которой они появились на свет (слишком она непосильная), но и общества, государства. Давайте помогать, чтобы не оказалась искалеченной их судьба.