Крест Арсеньева на канадском погосте

Так получается, что кладбищенская тема не сходила со страниц «В» весь сентябрь. Видимо, ситуация назрела, а точнее – уж очень наболело… Испокон веков отношение к отеческим гробам было мерилом нравственности и морального здоровья общества. Судя по тому, какое постыдное кощунство творится на наших погостах в последнее время: сдираются надгробные таблички из цветного металла, разграбляются памятники, воруются поминальные венки с еще не просохших могильных холмиков, нам нужна срочная реанимация, чтобы выжить и остаться людьми.

2 окт. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1437 от 2 окт. 2003

Так получается, что кладбищенская тема не сходила со страниц «В» весь сентябрь. Видимо, ситуация назрела, а точнее  – уж очень наболело… Испокон веков отношение к отеческим гробам  было мерилом нравственности и морального здоровья общества. Судя по тому, какое постыдное кощунство творится  на наших погостах в последнее время: сдираются надгробные таблички из цветного металла, разграбляются памятники, воруются поминальные  венки  с еще не просохших  могильных холмиков, нам нужна срочная реанимация, чтобы выжить и остаться людьми.

Вот совсем свежий пример. На одном из канадских захоронений во Владивостоке появился  крест, водруженный в свое время на могиле известного дальневосточного писателя и путешественника Владимира Клавдиевича Арсеньева и снятый вандалами несколько лет назад. Крест  признали автор – Виктор Обертас и мастер-изготовитель – Юрий Крыловец.

- Надо сказать, нашему знаменитому земляку после смерти не очень «везет», - рассказывает Виктор Обертас. -  Первый крест, установленный на его могиле на Эгершельдском кладбище в день  похорон  в 1930 году, был поврежден, когда спустя почти четверть века переносили прах В. К. Арсеньева на Морское кладбище. Так и простоял памятник без креста больше 30 лет, пока в 1987 году краеведы из Общества изучения Амурского края не решили восстановить порушенную памятную реликвию. Новый крест  был сделан по образцу первого со слов родственницы Арсеньевых О. Окулист. Не прошло и нескольких  лет, как его с корнем  выворотили из памятника (именно этот крест  обнаружили недавно на канадском кладбище). Потом был еще один – бетонный, его тоже украли. В прошлом году, к 130-летнему юбилею Владимира Клавдиевича Арсеньева, на его могиле опять же стараниями общественности  установили  очередной крест – из черного гранита.

Канадское кладбище, расположенное через дорожку от чешского, выглядит, на первый взгляд, вполне благопристойно. Особенно на фоне соседа. Ровные ряды плит, подсыпка из светлого гравия. Только приглядевшись внимательно, замечаешь, что на некоторых  могилах нет надгробий. Их порушили вандалы после того, как  приехавшие несколько лет назад за тысячи километров канадские соотечественники привели кладбище в порядок. Правда, здесь сейчас обозначены всего 20 захоронений, а их было 87.  У Виктора Обертаса есть их поименный список, в начале 80-х  студенты-архитекторы под его руководством делали здесь обмеры. Но пока списком никто не интересуется.

- Вот он, арсеньевский крест, - Виктор Обертас подводит нас ко второй могиле в правом ряду. – Я его признал сразу,   и ободок металлический у основания сохранился. А сначала этот крест я вообще увидел  на одной из заброшенных могил, в нескольких метрах от канадского кладбища. Неужели кто-то таким образом «развлекается»?
На вопрос корреспондента «В»: как  арсеньевский крест смог очутиться на канадском участке? - смотритель кладбища Сергей Рыбкин только руками развел, а когда увидел его воочию, недовольно поморщился: «Вот невидаль,  бетон с мраморной крошкой, да мы такие «шлепаем» по десять каждый день».

Увы, ничего не видели и не слышали кладбищенские сторожа, когда вандалы несколько лет назад  снимали крест с могилы Арсеньева. А ведь она находится рядом с их сторожкой.

Все течет, но мало что меняется в нашем отношении к  отеческим гробам. Вот и заброшенная  могила Альфреда Линдгольма, ледового капитана, совершившего первую беспримерную полярную экспедицию через Берингов пролив, которая находится здесь же, на мемориальном участке, никому оказалась не нужна, хотя  охраняется государством.
Что же делать теперь с арсеньевским крестом? На канадском кладбище он смотрится совершенно чужеродно, особенно если учесть всю  его предысторию. Может быть, стоит передать реликвию  на хранение в музей им. В. Арсеньева?

 Не хотелось бы кликушествовать, но реалии нашей жизни таковы, что мертвым и на том свете нет от нас покоя. Как знать, может быть, этот крест еще пригодится...