В квотном «неводе»

Новый порядок распределения квот на водные биологические ресурсы, зафиксированный в принятой правительством России Концепции развития рыбного хозяйства страны, не отвечает интересам приморских рыбаков, считает первый вице-губернатор Приморского края Федор НОВИКОВ.

30 сент. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1435 от 30 сент. 2003

Новый порядок распределения квот на водные биологические ресурсы, зафиксированный в принятой правительством России Концепции развития рыбного хозяйства страны, не отвечает интересам приморских рыбаков, считает первый вице-губернатор Приморского края Федор НОВИКОВ.

- Почему, Федор Тимофеевич, при разработке концепции не были учтены предложения, подготовленные предприятиями рыбной отрасли Приморья?

- Мы задавали этот вопрос в Государственном комитете по рыболовству. Как заявил Леонид Холод, который сейчас исполняет обязанности руководителя ведомства, 84 листа замечаний, которые высказали буквально все субъекты федерации, они передали в правительство и, мол, не наша вина, что правительство это не учитывает. У нас также есть серьезные возражения по пятому уже варианту проекта постановления правительства Российской Федерации «О государственном регулировании использования водных биологических ресурсов». Сюда мы тоже внесли кучу замечаний. Последняя инстанция осталась - это правительственная комиссия, она должна была состояться 9 сентября, туда собирался вылетать наш губернатор. Но ее отменили. Правда, вице-премьер Гордеев сказал, что без участия регионов этот вопрос не будет рассматриваться.

- А в чем суть претензий к этому документу?

- У нас есть ряд серьезных возражений. К примеру, в концепции предлагается ввести наказания для рыбацких предприятий за грубые нарушения, вплоть до лишения их выделенных ранее квот. Но что такое «грубое нарушение»? В какой ущерб оценивается - в 10 тысяч долларов, пятьдесят или миллион? Они говорят нам, это мы определим. Когда, по каким критериям?

Неясность и со свободными долями квот. Непонятно, как они считаются и распределяются. На три или на пять лет? Допустим, у нас четыре года было 50 предприятий, а на пятый год стало  42, восемь, к примеру, выбыло. Куда идет эта доля квот? В продажу или делится между оставшимися предприятиями?

Пока разговор идет об общих принципах, но как только начинаем входить в механизм реализации этих принципов, так начинается пробуксовка. Потому что каждое ведомство, приложившее руку к разработке этой концепции, отвечает за какой-то свой кусочек, за какую-то идею. Я считаю, что когда выходит постановление правительства, то любой рыбак, который его читает, не я - специалист по этому вопросу, а именно любой рыбак должен взять, прочитать постановление правительства и сказать: мне все понятно.

А мы, когда получили концепцию и попытались представить ее в виде схемы, сидели со специалистами рыбного хозяйства и полтора часа не могли разобраться, что тут к чему.

- У вас есть возражения и по прибрежному рыболовству?

- Мы вообще считаем, что подготовленный документ правительства во многом ограничивает развитие прибрежного рыболовства. Потому что запланированное выделение рыбопромысловых участков, передача их в аренду или продажа прав на осуществление промысла на этих участках создадут отрицательные условия для дальнейшего развития хозяйств аквакультуры.

По распределению рыбопромысловых участков мы начали работу и разработали концепцию, определив, что рыбопромысловые участки отличаются от любого другого тем, что там должен быть объект переработки. Нам надо иметь не 115 рыбопромысловых участков на территории края, а 30, с учетом того, что мы должны построить десять новых предприятий. На таком участке могут работать разные бригады. Хозяин участка берет его у государства в аренду на 10 лет. Заключает с ТИНРО договор, изучает, что у него там на этом отрезке есть, и определяет объекты разведения и промысла. После этого хозяин участка должен иметь право сам определять, кого нанять на конкретные работы по типу субподряда. Но условие: поймал на моем участке - сдай мне на переработку и получи деньги. Весь мир так живет. Человек, который работает на этом участке, нуждается в работе, он должен прийти, рыбу поймать и получить за это деньги. Хозяин участка нанимает охрану и наводит порядок. Но Госкомрыболовства сегодня говорит: все это будем делать мы. И договоры будем сами заключать, и границы делить.

- Получается, что краевую администрацию полностью отстраняют от участия в государственном регулировании проблем рыбной отрасли?

- Не о краевой администрации речь. Дело в том, что практически все субъекты федерации не находят взаимопонимания с Госкомрыболовства. Система создается такая, что комитет сегодня хочет работать напрямую с каждым предприятием. Я, например, понять не могу, как это возможно. 273 предприятия у нас, 500 - на Камчатке, несколько тысяч - по всей России, как они все будут решать свои насущные вопросы? Что пишет Госкомрыболовства? «Наделение права пользования водными биологическими ресурсами предлагается производить в рамках межведомственной комиссии по рыбопромысловым бассейнам с участием представителей заинтересованных федеральных органов исполнительной власти и органов субъектов федерации, территория которых прилегает к морскому побережью, с последующим утверждением Государственным комитетом по рыболовству». Я не понимаю, что это за межведомственная комиссия?

У нас есть уже рыбохозяйственный совет, в который входят все заинтересованные органы. Раньше у нас было распределение квот - два блока: правительство - субъекты и Госкомрыболовства, это шло распределение на первом этапе, потом шло распределение на втором этапе, заканчивалось специальным приказом. Сегодня квоты распределяют Госкомрыболовства, правительство, Минэкономразвития, биржа, а субъект федерации просто приткнут к этой комиссии межведомственной и все. Опасность такая, что Госкомрыболовства может не знать реального положения о том, что делается сегодня в реальных рыбацких предприятиях. В том же Валентине, Преображении.

Если сегодня мы несем персональную ответственность за рыбную промышленность, за рыбаков, то на будущий год, когда будет межведомственная комиссия и забастует, например, БАМР из-за того, что им мало квот выделили, кто будет отвечать? Администрация края? Да будет администрация края отвечать за все, что происходит на ее территории. Но квоты-то будет распределять Госкомрыболовства...

- А как вы предлагаете взаимодействовать?

- Должна быть жесткая схема работы: правительство - Госкомрыболовства - субъект федерации. Пусть будет и межведомственная комиссия, но она должна иметь другие функции - рассмотрения конфликтов. Я предлагал вот что - давайте в Госкомрыболовства создадим какую-то арбитражную или конфликтную комиссию. Возник у нас, например, в прошлом году конфликт с Преображенской базой флота, который выражался в том, что мы им снизили квоты. Потому что у нее было много нарушений, мало продукции поступало на российский берег, рабочие получали низкую зарплату, была низкая налоговая отдача. Мы ее квот лишили. А предприятие - недовольно. Вот в таком случае пусть руководство обращается в Госкомрыболовства, мы собираем бумаги, едем туда и перед подписанием приказа о наделении квотами сидим и там, в конфликтной комиссии, разбираемся, кто прав и кто не прав.

И еще. У нас есть закон Приморского края «О рыбохозяйственной деятельности». Его никто не отменял. Там четко прописано, как все это мы должны делать. Общероссийского закона «О рыболовстве и рыбохозяйственной деятельности» нет. Правительство выпускает нормативные акты. Но они не могут и не должны иметь силу закона. Мы, таким образом, вступаем в юридическую коллизию.

- С нового года аукционы на вылов биоресурсов отменяются, но вводится обязательная плата на все промышленные квоты, и как теперь их будут покупать рыбацкие предприятия?

- Платить будут больше. Мы получили документы, в которых приводятся суммы платежей за право пользования водными биоресурсами. Практически все расценки подросли.

Квота на минтай Охотского моря в июне прошлого года, когда документы готовились к согласованию, стоила 2370 рублей за тонну, сегодня в проекте на 2004 год уже 3500 рублей. Взяли тысчоночку и прибавили, сказали, что это по просьбе рыбаков. Везде идет повышение, за исключением камбалы и наваги, на все остальное подняли уже с учетом не принятой еще статьи 31-й Налогового кодекса. Треска, к примеру, стоила полторы тысячи, будет стоить 3 тысячи. Палтус стоил две, будет продаваться по 3 тысячи. Нерка стоила 5500, будет 20 тысяч рублей. Горбуша - полторы, будет 3500 рублей. Кета стоила две, будет - четыре. Еж был по 4 тысячи, стал - по 6 тысяч рублей. В наших предложениях краб западнокамчатский стоил 55 тысяч, но поставили по 120 тысяч, то есть три тысячи долларов стартовой аукционной цены за тонну.

Есть, конечно, во всем этом и положительные моменты. В положении о платности ресурсов предусмотрено, что если, допустим, покупаешь квоты на сумму в 120 тысяч долларов на 4 месяца, то платить надо не сразу всю сумму, а только десять процентов, остальное - равными долями выплачиваешь каждый месяц. Выловил продукцию, продал - и к 25 числу каждого месяца заплати положенное. Если квоты взял на год, у тебя платеж разбивается на 12 месяцев. Появляется возможность и человеку, и предприятию планировать свою работу, в том числе и по оплате. Мы поэтому и согласились с платностью ресурсов.