Легко в учениях – в бою еще легче

О том, что во Владивосток прибыли с визитом корабли Национального агентства морской полиции Республики Корея, “В” уже писал на прошлой неделе. Этот репортаж – из самого сердца учений, с командного пункта пограничного сторожевика “Приморье”.

30 сент. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1435 от 30 сент. 2003

О том, что во Владивосток прибыли с визитом корабли Национального агентства морской полиции Республики Корея, “В” уже писал на прошлой неделе. Этот репортаж – из самого сердца учений, с командного пункта пограничного сторожевика “Приморье”.

Первые в истории двух стран совместные маневры проходили на одном из участков акватории Амурского залива. Следом за “Приморьем” отчалили и направились к выходу из бухты Золотой Рог корабли Национального агентства морской полиции (НАМП) Республики Корея с бортовыми номерами “3003” и “1503”. А еще один участник тренировок, сторожевик “Сокол”, уже ждал нас за Русским островом.

Через несколько часов полного хода на горизонте показалось пограничное судно “Маньчжур”, условиями учений предназначенное для выполнения роли “терпилы”, то есть терпящего бедствие рыбацкого судна. В какой-то момент по рации пришел сигнал SOS: “Рыболовное судно вызывает всех находящихся в районе. Шесть человек за бортом, на судне пожар, требуется помощь…”.

Заместитель начальника Тихоокеанского регионального пограничного управления ФСБ России контр-адмирал Александр Иванков, руководивший учениями с мостика “Приморья”, дал команду спасать “выпавших за борт”. На субъективный взгляд стороннего наблюдателя, катера корейцев выглядели чуть предпочтительнее и профессиональнее что ли в спасательном отношении, нежели наши. Двухмоторные и скоростные корейские плавсредства быстро подняли на борт почти все манекены. Тем временем наши пограничники отличились при незапланированном пожаре.

Казалось бы, первая стадия учений на этом должна бы и закончиться, однако вертолетчики сообщили, что они обнаружили перевернутый спасательный плот. В планы тренировки это не входило, и вообще, мало ли что плавает в океане, однако контр-адмирал Иванков дал приказ: “Находку опознать”.

Это был не перевернутый плот, а чудом державшаяся на плаву старая дверца от маленького холодильника, только ржавчина делала ее похожей по цвету на общепринятый оранжевый спасательный. Но обнаружение такого мелкого предмета на морских просторах делает честь пилотам “Ми-8”. Как сказал один из офицеров “Приморья”, в реальном случае помощи терпящему бедствие судну вертолет вылетел бы практически в любом случае, если не “Ми-8”, то “Ка-27”.

Вторая часть учений началась с того, что “Маньчжур” отошел на порядочное расстояние, пограничники НАМП заняли примерно такие же позиции, как бывало и раньше при ловле реальных нарушителей, а “Сокол” и “Приморье” выступили в роли догоняющих. Задачи – не дать судну уйти за границу исключительной экономической зоны России и высадить на него российскую осмотровую группу - с погоней и предупредительной стрельбой в итоге были с блеском выполнены.

В пятницу патрульные корабли НАМП Республики Корея покинули Владивосток. Первые в истории наших государств учения, без всякого сомнения, показали соседям по региону профессионализм российских пограничников и уровень, к которому надо стремиться. На тех кораблях, на которых наши вынуждены выполнять настоящие боевые задачи, южнокорейские пограничники наверняка даже не вышли бы в море. ПСКР “Приморье”, к примеру, это переоборудованный в сторожевой корабль одновинтовой буксир. Максимальную скорость, которую он может развить - 13 узлов, - большой не назовешь, ее хватает только для того, чтобы догонять и останавливать тихоходные браконьерские посудины. Тем не менее «Приморье» - корабль ледового класса, что компенсирует его недостатки в наших водах. К тому же корабль хорошо зарекомендовал себя в длительных рейсах.  Новые, специализированные сторожевики в морских частях погранвойск - редкость, однако и на этих не совсем подходящих кораблях с учебными и боевыми задачами наш флот справляется. А уж на какие оценки – решает командование ТОФ и ТОРПУ ФСБ.