Черепашьи романсы краснокнижных финансов, или О деньгах, ящерицах и любви к дальневосточникам

Федеральный центр сигнализирует об изменении отношения к Дальнему Востоку в лучшую сторону. Об этом заявили эксперты -нумизматы «Уха», исследовав планы Центрального банка РФ по выпуску монет и банкнот.

12 сент. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1426 от 12 сент. 2003

Федеральный центр сигнализирует об изменении отношения к Дальнему Востоку в лучшую сторону. Об этом заявили эксперты -нумизматы «Уха», исследовав планы Центрального банка РФ  по выпуску монет и банкнот.

Дело в том, что богатые отечественные традиции теневой политики располагают различными формами эзопова языка, в том числе и невербальными. По изменениям в дизайне российских денег можно с определенной долей достоверности судить о колебаниях курса кремлевского корабля. Потому что на всеобщем платежном средстве что попало (и как попало) не изобразят – это вам не на заборе упражняться.

Последний раз крупная радость выпадала приморцам в 1995 году, когда в свет вышла тысячерублевая купюра с изображением Владивостока. Оттепель оказалась быстротечной: в 1998 году при деноминации с денег исчезли три нуля, «штуку» упразднили, а рублевая купюра с городом нашенским так и не появилась – Центробанк вообще отказался от бумажных денег данного достоинства. В сентябре того же года тревожным сигналом для посвященных стало появление памятной монеты номиналом 1 рубль с изображением дальневосточного сцинка (кто не знает, сцинк – это редкая ящерица, обитающая в Совгавани, заливе Ольга и бухте Терней). В местных нумизматических кругах выпуск этой монеты был справедливо расценен как издевательский намек на пресмыкание. Рожденный ползать, учили классики, летать не может («пролетать» – сколько угодно).

Качественный перелом эксперты «Уха» зафиксировали в октябре прошлого года, когда в той же серии «Красная книга» вышла монета с изображением амурского горала, обитающего в горных районах Приморского края. Горал – животное, несомненно, гораздо более приятное, нежели ящерица с глумливым названием «сцинк».

Но главное обнадеживающее известие донеслось из столицы совсем недавно. В октябре Банк России выпустит серебряную монету номиналом 1 рубль и тиражом 10 тысяч штук с изображением дальневосточной черепахи – опять-таки в серии «Красная книга». Это животное населяет бассейн Амура от устья до западной части Приморья, в том числе озеро Ханка и реку Уссури, и справедливо считается символом мудрости – субстанции крайне необходимой при выстраивании отношений «центр-регионы».

Может быть, стоит ожидать и скорого возвращения краевого центра на купюры? Когда художники ломали головы над обликом банкнот, которыми мы расплачиваемся и поныне, предполагалось, что сторублевая купюра станет потолком для денежного достоинства. Однако спустя некоторое время неотвратимая инфляция заставила Центробанк выпустить 500-рублевку. Так как столица уже была запечатлена на «стольнике», а город тем не менее требовался, причем достойный, остановились на Архангельске, выдвинув на первый план изображение Петра Первого и тем самым подняв статус этого довольно-таки захолустного города почти до столичного уровня (номинально Архангельск оказался даже выше Москвы).

Сложно сказать, что победит в итоге: инфляция или человеческая фантазия. Как поговаривают в финансовых кругах, промедление с выпуском тысячерублевой купюры было вызвано главным образом дебатами по поводу того, какой город достоин высокой чести быть на ней изображенным. Споры, предположительно, подогревались лоббистскими усилиями региональных лидеров, и в итоге лицом самой крупной (пока еще) купюры стал Ярославль. А Москва и тем более Санкт-Петербург обречены прозябать на «сотке» и «полтиннике», все сильнее дрейфуя в сторону замусоленного десятирублевого Красноярска. Так что отсутствие в природе рублевой купюры и Владивостока на ней - только к лучшему. Не за горами – будем реалистами – введение пятитысячной купюры. Что на ней изобразят? Возможно, Хабаровск как формальный центр Дальневосточного федерального округа. А уж при разработке десятитысячника обязательно вспомнят и про Владивосток.

Однако пока дело ограничивается «черепаховым рублем». И остается ждать только того, чтобы обещанные Дальнему Востоку преференции отразились на деньгах не только коллекционных, но и общенародных. Гамлетисты «Уха» в сомнениях: не означает ли выбор столь тихоходного животного черепашьих темпов пришествия этих самых преференций?

Лучше всего намекать на потепление отношений проверенными крупными купюрами. Иначе будет впору занести в Красную книгу самих дальневосточников.