Игры и подыгрыши

Захват террористами стратегического железнодорожного моста через речку Раздольную в Тереховке был первым эпизодом наземных учений, за которым наблюдал министр обороны Сергей Иванов. Прилетев утром 23 августа в Кневичи на ракетоносце, он отправился переодеваться и немного отдохнуть. Стоявшие на аэродроме наготове вертолеты не понадобились. Как, впрочем, и специально приготовленные в Тереховке две посадочные вертолетные площадки. Перелеты министра, вероятно, отменили в последний момент в связи с падением «Ми-8» на Камчатке.

29 авг. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1418 от 29 авг. 2003

Захват террористами стратегического железнодорожного моста через речку Раздольную в Тереховке был первым эпизодом наземных учений, за которым наблюдал министр обороны Сергей Иванов. Прилетев утром 23 августа в Кневичи на ракетоносце, он отправился переодеваться и немного отдохнуть. Стоявшие на аэродроме наготове вертолеты не понадобились. Как, впрочем, и специально приготовленные в Тереховке две посадочные вертолетные площадки. Перелеты министра, вероятно, отменили в последний момент в связи с падением

«Ми-8» на Камчатке.

На мосту должны были отрабатываться совместные действия самых разных силовых структур. Потому здесь собралось так много свежевыбритых и отутюженных офицеров и начальства в новенькой униформе. Охранявшие мост внутренние войска должны были пресекать попытки переодетых железнодорожными путейцами

“террористов” взорвать опоры, армейцы тут же должны были прийти на помощь живой силой и боевыми машинами, милиция и прокуратура повязать остатки скрученных преступников и выяснить их сообщников. В финале, поставив на рельсы свои универсальные ремавтомобили и пустив спецпоезд, железнодорожные войска в короткое время восстанавливают повреждения и открывают движение на Хасан.

Как рассказал руководитель учений, террористам специально подыграли. Их ремонтным нарядам и тележкам

“поверили” и позволили “бригаде” пройти работать на мост. В реальной обстановке их навряд ли так просто пустили бы на объект. Может быть. Но, с другой стороны, для того, чтобы вывести из строя мост, у врагов много других более безопасных способов.

За

“террористов” работал уссурийский спецназ. Обезвреживали остатки нападавших – их же товарищи, тоже разведчики этой бригады. И те и другие действовали как надо. “Террористы” даже переигрывали. Захватив часть моста и заминировав его, они все время как будто торопили подтягивающихся защитников из рядов внутренних войск. При этом опытные “террористы”, видимо, специально не снимали надетые на себя оранжевые железнодорожные жилеты-мишени. Так наблюдателям и руководителям учений лучше был виден театр военных действий. Вокруг много стреляли. Полтора десятка “отморозков” все окружали и окружали сотни бойцов в сапогах и с автоматами. Потом, так и не убедив “ подумать о женах и детях”, их стали расстреливать из пушек. Оставшихся взяли после короткой стычки.

Но мост

“террористы” тем не менее взорвали. И, на взгляд дилетанта, могли не только сделать это несколько раз, но и почти без потерь улизнуть от защитников. Слишком уж как-то долго их обезвреживали.

Но на то они и учения, чтобы всем места, времени и работы хватило. Как заявили представители задействованных структур, взаимодействие было достигнуто, поставленные задачи выполнены. Все это время спокойно наблюдавший картинку министр обороны был еще, вероятно, под впечатлением своего авиаперелета. В отличие от губернатора Сергея Дарькина вопросов про технику и тактику не задавал, слушал комментарии и кивал.

А в разгар учений в Тереховке чуть было не произошло

“ЧП”, которого не было в официальном сценарии. Пока все наблюдали за мостом, со стороны деревни, через поросшее бурьяном поле, почему-то не замеченный расставленной охраной брел напрямки к наблюдательной вышке с генералами и министром какой-то беспечный боец. Он уже подошел почти на бросок гранаты, но был случайно замечен одним офицером-наблюдателем. После чего проспавшая охрана матерясь попыталась узнать, чего ему тут надо. Но солдатик как-то очень подготовленно смылся… Хочется думать, что кто-то потом задал кому надо вопрос: а если бы это был террорист?..