Свободный полет фламинго

Она - одна из лучших мелодистов страны и поэтесса. Она работала учительницей, гастролирует как певица, играет как актриса - четыре года в Театре-антрепризе Людмилы Гурченко (мюзикл “Бюро счастья”). Занимается дайвингом и горными лыжами. Блеснула в качестве телеведущей на СТС в программе “Гарем”…

21 авг. 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1413 от 21 авг. 2003

Она - одна из лучших мелодистов страны и поэтесса. Она работала учительницей, гастролирует как певица, играет как актриса - четыре года в Театре-антрепризе Людмилы Гурченко (мюзикл “Бюро счастья”). Занимается дайвингом и горными лыжами. Блеснула в качестве телеведущей на СТС в программе “Гарем”…

Папа-летчик

- Родилась я 14 августа в городе Керчи (Крым). С той поры считаю себя южной девушкой, не переношу холода и расцветаю в самую термоядерную жару. Обожаю море и ходить босиком. Папа мой был военным летчиком: высокий, красивый и смелый, я им очень гордилась. Мама - филолог. Красивая умная и целенаправленная. Во мне намешаны русская и четверть украинской крови, прадедушку звали Андрий Забияко. Чувствуете, какой запал? В общем, детство у меня было очень счастливое, и взрослеть категорически не хотелось. Потом мы переехали в Минск, я пошла в специализированную школу с музыкальным уклоном, и судьба моя была решена.

Лагерная слава

- Если честно, школу помню смутно. Приходилось каждый день ездить через весь город по два раза, заниматься музыкой каждый день, а после того как родители отдали меня заниматься английским на курсы для взрослых, вообще житья не стало. На самом деле мне очень нравятся и музыка, и английский, но в более свободном режиме. Да, тяжкий ты, детский труд. Я сачковала, как могла. В седьмом классе научилась играть на гитаре. Тем же летом поехала в первый раз в пионерский лагерь. Вкусила славы. Стала красить ногти и ресницы. Мальчики относились с уважением, как к другу, но предпочитали более созревших одноклассниц. Я переживала.

Взрослая жизнь

- В девятом классе все изменилось. Я расцвела, играла и пела в школьном ансамбле. Мальчики бегали табунами. Так что подростковые комплексы прошли стороной. Я решила, что я не красавица, но чертовски мила. В этом убеждении нахожусь до сих пор. Дальше был педагогический институт, музыкально-педагогический факультет, вышла замуж, родился ребенок. Началась нормальная взрослая жизнь.

Непризнанный гений

- Года через три я страшно затосковала по чему-то несбывшемуся и села писать стихи депрессивного содержания, читала книжки такой же направленности. Про любовь и смерть. Играла на гитаре и заунывно пела. В доме понимания не встретила. Влюбилась и ушла к бывшему артисту театра и непризнанному гению. Он рисовал, писал стихи и прозу, придумывал спектакли - короче, меня понимал. Я воодушевилась и стала писать песни. Ему очень нравилось. Я воодушевилась еще больше и записала несколько песен на белорусском радио. Их стали крутить. Я почувствовала себя артисткой. Совершенно случайно в это же время меня пригласили работать в Минский драматический театр имени Горького на главную роль в музыкальном спектакле. А вот этого мой друг мне не простил.

На разогреве у Титомира

- Вот такая грустная история. Зато мне на самом деле начало везти в профессиональном плане. Меня пригласили в Москву попробовать, может, что получится. Юра Рипях, директор очень популярного тогда Богдана Титомира, увидел меня на концерте в Минске, на разогреве у вышеупомянутого Богдана, попросил кассету и через пару недель перезвонил, сказал, что нашел денег и можно попробовать. Деньги, кстати сказать, дал Александр Шевченко, нынешний продюсер Алсу. Честно признаюсь, поначалу я заподозрила Юру в неблаговидных целях, но он пришел меня встречать вместе с молодой женой Наташей, так что необходимость держать оборону отпала сама собой.

Спасибо людям

- Первое время я жила у них в доме, в котором жила еще Наташина мама. Большое им спасибо. Ну а дальше вы уже все знаете, сами все видели. “Никто - никогда”, “Розовый фламинго”, “Просто кончилась зима” - успех и все такое….

Я не приписываю себе сто процентов успеха, потому что, не окажись со мной в тот момент самых талантливых аранжировщиков, музыкантов, режиссеров, операторов, художников и просто хороших людей, вряд ли что-либо получилось бы.