Защитник Родины, отвергнутый Россией

На моей памяти недавний случай, связанный с президентом Путиным. Во время прямого диалога с россиянами он узнал о том, что офицер российской армии не может получить гражданство страны, которую защищает. Проблема была решена в несколько дней. Иное дело с ветераном Алексеем Кием, волею судеб ставшим изгоем на родине.

31 июль 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1401 от 31 июль 2003

На моей памяти недавний случай, связанный с президентом Путиным. Во время прямого диалога с россиянами он узнал о том, что офицер российской армии не может получить гражданство страны, которую защищает. Проблема была решена в несколько дней. Иное дело с ветераном Алексеем Кием, волею судеб ставшим изгоем на родине.     

Алексей Антонович Кий – наш соотечественник. Этот русский человек 84 года прожил в Кустанайской области Казахстана. Верой и правдой служил своему Отечеству -  Союзу Советских Социалистических Республик. Его общий трудовой стаж до ухода на пенсию составляет 56 лет. Более шести из них отдал воинской службе в наших вооруженных силах. С первого дня Великой Отечественной до сентября 1944 года, когда был тяжело ранен, с оружием в руках сражался за честь, свободу и независимость любимой Родины..

Воронеж, Курск, Орел, Брянск, Гомель, Могилев. Житомир, Ровно -  вот далеко не полный перечень городов, через которые пролегали военные дороги старшего сержанта Алексея Антоновича Кия. Он участник великой Курской битвы, где командовал артиллерийским орудием.  В марте 1944 года был тяжело ранен и  возвратился в  Кустанай, где после излечения  активно включился в боевую армию трудового фронта.

На его груди рядом с орденом Отечественной войны I степени, медалью «За боевые заслуги» и еще десятью военными медалями сверкают медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», «Ветеран труда». После окончания ВОВ Алексей Кий принимал активное участие в освоении казахстанской целины... Плечом к плечу с другими русскими патриотами, прибывшими добровольно в казахстанские степи, самоотверженно боролся за создание новой мощной житницы в Советском Союзе.

С огромной душевной болью воспринял этот патриот распад  могучего Советского государства, испытал все моральные и материальные трудности, которые свалились на плечи всего русскоязычного населения  нашего ближнего зарубежья.

Но все это не идет ни в какое сравнение с теми бедами, которые он испытывает в настоящее время. Все началось с того, что после смерти жены он в прошлом году ослеп на оба глаза. К счастью, ему всячески помогали друзья по прошлой работе и Кустанайская ветеранская организация. Они наладили закупку и доставку продуктов питания, поддерживали его морально...

Тяжело, чрезвычайно тяжело было одинокому слепому человеку. Нетрудно представить себе, как он обрадовался, когда в марте приехала из Владивостока дочь Людмила и перевезла его к себе. С  большими надеждами этот русский патриот   возвращался в родную Русь и совершенно неожиданно почувствовал себя здесь иностранцем. Да, да, иностранцем. Вот уже пять месяцев не может добиться права на жительство. Ему отказывают в прописке в квартире дочери, не выплачивают пенсию, которую заработал более полустолетним самоотверженным трудом, шестилетней воинской службой родному Отечеству, четырехлетним участием в боевых действиях против фашистских захватчиков.

Совсем приуныл и пал духом старый, израненный и слепой фронтовик. Ко всему этому новая беда - он упал и сломал ногу. После тяжелой операции все равно одолевают неимоверные боли, нет денег на дорогостоящие лекарства. Овдовевшая дочь получает 1800 рублей пенсии... На эти деньги они и живут вдвоем вот уже пять месяцев, расходуя значительную сумму из этих денег на лекарства.

Куда только не обращалась Людмила Алексеевна. Но  в органах милиции, социальной защиты, налоговой инспекции, в военных комиссариатах только ограничиваются сочувствием и, ссылаясь на  действующие законы, заявляют, что не могут прописать прибывающих из зарубежья, выплачивать им пенсии...

Круглыми сутками лежит в постели израненный войной и жизнью нынешней Алексей Антонович и даже подозревает, что родная дочь как будто не принимает достаточных мер для восстановления его бесспорных прав.

- Я же нахожусь в родной стране, служение которой было  высшей  целью всей моей жизни, с оружием в руках защищал ее в суровых боях, проливал за нее кровь, - постоянно повторяет он. - Не могут, не имеют права  местные органы власти считать меня  иностранцем и даже отказывать в праве на жительство, не выплачивать пенсию.

К великому сожалению, он лишен возможности высказать эти в высшей степени заслуженные обиды местным органам власти. Но и они не имеют права ограничиваться лишь сочувствием. Хочу выразить уверенность, что наши власти  предпримут самые срочные меры, чтобы вас, дорогой Алексей Антонович, и всех возвратившихся в Россию бывших советских граждан не считали иностранцами и не применяли к ним совершенно справедливые законы о правах иностранных граждан. Они – наши соотечественники.

А пока это не узаконено, таким людям необходимо оказывать всемерную благотворительную помощь, без чего они обречены на голодную смерть.

Трагедия состоит в том, что в таком же бедственном положении находятся сотни тысяч наших соотечественников, вынужденных возвратиться в свою родную Россию из стран ближнего зарубежья. Давно пора положить конец этому нашему всеобщему позору. Неужели в каждом таком экстраординарном случае требуется вмешательство президента? Так может статься, что на месте палаточного городка протестующих рыбаков разграбленного «Востоктрансфлота», которые встречали президента в прошлом году, появятся шеренги бывших советских, не принятых Россией.