Конец – делу венец

“Трудный, болезненный вопрос о смерти должен все-таки получить разрешение еще до того, как неумолимое время рано или поздно приведет нас к нему. Пусть каждый задаст себе вопрос: как бы он хотел покинуть этот мир, будь в его руках возможность выбора. Не надо быть психологом, чтобы предвидеть ответ - легко, безболезненно, быстро. Тем не менее многолетний опыт медицинской работы показывает жестокую реальность”. Кандидат медицинских наук Андрей Гнездилов. (Из послесловия к книге “Путь к смерти”).

29 июль 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1399 от 29 июль 2003

“Трудный, болезненный вопрос о смерти должен все-таки получить разрешение еще до того, как неумолимое время рано или поздно приведет нас к нему. Пусть каждый задаст себе вопрос: как бы он хотел покинуть этот мир, будь в его руках возможность выбора. Не надо быть психологом, чтобы предвидеть ответ - легко, безболезненно, быстро. Тем не менее многолетний опыт медицинской работы показывает жестокую реальность”. Кандидат медицинских наук Андрей Гнездилов. (Из послесловия к книге “Путь к смерти”).

Честно говоря, об уходе в иной мир думать не хочется. Придет твой неминуемый час – там и видно будет. Даже в столь важном вопросе мы полагаемся на русское “авось” и опять плетемся в хвосте у цивилизованных стран, где тема культуры смерти становится не просто предметом обсуждений, а серьезных научных трудов.

Недавний гость Владивостока молодой американский ученый, аспирант Калифорнийского университета Хосе Аланиз свою диссертацию посвятил именно этому вопросу, в которой основным стержнем определил изучение поиска легкого ухода, остро волнующего тяжело больных людей. Филолог по образованию, Хосе еще студентом, изучая творчество Шекспира, отметил, что почти у каждого второго персонажа свой трагический, но такой эффектный уход. В жизни все намного прозаичней. В каждой эпохе, у каждого народа своя культура ухода. Позднее обратил свой взор к русской литературе, затем к нашим современным авторам. Не обошел вниманием и российский кинематограф. Например, в фильмах Александра Сокурова он почерпнул много интересного для своего исследования. Надо отметить, что Хосе прекрасно владеет русским языком, и все произведения читает в подлиннике, фильмы смотрит в оригинале.

В свое время, когда он проходил службу в армии и усвоил четкую мысль, что Россия – это идеологический враг, живо заинтересовался языком, чтобы на случай войны суметь объясниться с врагом. Сегодня об этом вспоминает с улыбкой. Загадочная Россия стала предметом его изучения.

Два года учебы в Московском университете положили начало. Избранная тема диссертации определила маршруты по стране. Хосписы Санкт-Петербурга и Москвы, где условия содержания безнадежно больных вполне соответствуют своему назначению, Хосе взял как отправную точку диссертации. Для сравнительного анализа, на свое усмотрение выбрал Владивосток. Но выбор был все-таки не случайным. По сети Интернет он узнал о приморском враче Ларисе Бирюковой, не один год разрабатывающей идею создания настоящего хосписа. Благодаря поддержке настоятеля Владивостокского католического прихода и благотворительной организации Каритас Хосе смог осуществить свой приезд. За десять дней пребывания в нашем городе он многое успел увидеть, постичь, сделать выводы.

 Не во всех медицинских учреждениях незваного иностранного гостя с весьма странной миссией встретили с пониманием. Но Хосе, кажется, готов был выносить горшки за болеющими, лишь бы соприкоснуться с волнующей проблемой.

Много точек соприкосновения нашли Хосе Аланиз и Лариса Бирюкова. Тернистый путь нашей соотечественницы, подтвержденный газетными статьями, найдет свое отражение в диссертации, которой нам, впрочем, видеть не суждено.

Как ни велика Россия, оказалось, что столь важной проблемой у нас занимаются только энтузиасты. С некоторыми судьба свела в свое время Ларису, а теперь и Хосе, практика и теоретика, заинтересованного специалиста и интересующегося филолога...…

Тем не менее вместе с католическими монахинями Хосе побывал в одном из загородных домов-интернатов, посетил отделения тяжелобольных в медицинских учреждениях города. К напрасному опасению руководства, его не интересовала непритязательная обстановка подобных отделений, скромный рацион пациентов, потолки, требующие побелки и тому подобное. Больные воспринимали его как психолога, ведущего неспешный разговор, исподволь касающегося темы ухода, мыслей о вечности. Впрочем, Хосе – агностик, и в загробную жизнь верит не больше, чем в сказку:

- Знаете, уход из жизни – это банальная вещь, к которой относиться надо прагматично, а не трагично. Мне, как мексиканцу по происхождению, интересны латиноамериканские погребальные ритуалы. Бразильцы, например, поют и танцуют очень весело возле могил усопших, считая, что их души с удовольствием разделят с живыми эту радость. Но в этом есть момент самообмана. Конец жизни должен венчаться осознанным резюме.