Летающие над морем

Это был первый бой истребителей конструкции Игоря Сикорского. Они были созданы выдающимся авиаконструктором как самолеты прикрытия «летающих крепостей» того времени - тяжелых бомбардировщиков «Илья Муромец». Но в тот день им пришлось защищать от налета немецких бомбовозов и истребителей русскую военно-морскую базу на острове Сааремаа. Это был первый воздушный бой летающих лодок.

17 июль 2003 Электронная версия газеты "Владивосток" №1393 от 17 июль 2003

Это был первый бой истребителей конструкции Игоря Сикорского. Они были созданы выдающимся авиаконструктором как самолеты прикрытия «летающих крепостей» того времени - тяжелых бомбардировщиков «Илья Муромец». Но в тот день им пришлось защищать от налета немецких бомбовозов и истребителей русскую военно-морскую базу на острове Сааремаа. Это был первый воздушный бой летающих лодок.

Но это было не первым участием русской морской авиации в первой мировой войне.

Несмотря на то, что первый самолет создал морской офицер Александр Можайский, первые авиаторы над водой летать не любили. Лишь после перелета Луи Блерио в 1909 году из Франции в Англию через Ла-Манш самолеты появились над морем. И на авиационном празднике 1910 года жители Кронштадта восторженно встретили первых авиапассажиров из Петербурга, а жители Владивостока любовались самолетами Спасского авиаотряда, кружащими над Золотым Рогом.

21 августа 1914 года начались первые полеты русских летчиков в небе Арктики. В поисках пропавшей экспедиции старшего лейтенанта Георгия Седова военный летчик Яков Нагурский совершил несколько полетов над Ледовитым океаном.

Но слишком незначительная для применения в морском бою дальность полета заставила моряков искать способ доставки самолетов к месту боя. Этим занялись черноморцы. В 1908 году в состав военно-морских сил Черного моря был включен крейсер 2-го ранга «Алмаз». Это был единственный крупный корабль 2-й Тихоокеанской эскадры, прорвавшийся через «Цусиму» во Владивосток. Его и решил командующий Эбергардт использовать для транспортировки гидросамолетов к месту боя. Легкие самолеты, конечно, закованным в броню кораблям большего вреда принести не могли, но прекрасно вели дальнюю разведку и корректировку артиллерийского огня главного калибра русских дредноутов.

17 ноября 1914 года линкоры «Святой Евстафий», «Иоанн Златоуст» и «Святитель Пантелеймон» (бывший «Князь Потемкин-Таврический») вышли из Севастополя и взяли курс на турецкий порт Трапезунд. Порт скрывал густой туман. Корректировка артиллерийского огня руских кораблей самолетами с «Алмаза» сделала его достаточно эффективным.

Положительно оценив первый опыт, командование Черноморского флота решило создать авианосный отряд. Для этой цели были переоборудованы пароходы Добровольного флота «Николай I» и «Александр I». Каждый смог принять на борт по 7 самолетов (или, как говорили тогда, аппаратов) и летно-техническую команду.

6 ноября 1916 года эскадра русских кораблей, в состав которой были включены и авиатранспорты, подошла к турецкой военно-морской базе Зонгулдак. Артиллерийским огнем и бомбами с гидросамолетов портовые и оборонительные сооружения были настолько разрушены, что турецкий флот не смог до конца войны базой пользоваться.

А на Балтике русские самолеты были полными хозяевами неба. И если в начале войны легкие гидросамолеты могли брать не более двух бомб и вели в основном авиаразведку, то в 1916 году конструктор Дмитрий Павлович Григорович смог установить бомбардировщик «Илья Муромец» на поплавки. И на немецкие корабли в Моонзунде обрушились сотни бомб. А летающая лодка Григоровича «М-5» долго держала первенство в скорости и успешно отгоняла от русских кораблей германские гидропланы. Корабельная зенитная артиллерия в то время еще не была создана.

Немецкие авиаконструкторы вооружили свои бомбардировщики пулеметами. Бороться с ними стало ничем не защищенным русским истребителям намного труднее. Дмитрий Павлович вновь сел за расчеты.

21 августа 1916 года впервые в мире в небо поднялся бронированный самолет - морской истребитель «М-11» конструкции Григоровича.

В небе Балтики прославился морской летчик Александр Николаевич Прокофьев. Из-за преждевременного взрыва легкой бомбы он потерял ногу. Офицеру изготовили протез, и он продолжал вести воздушные бои, выходя из них победителем. Принимал Прокофьев (уже на протезе) участие и в знаменитом бою 17 июля – именно в честь этой даты приказом главкома ВМФ России в 1996 году и установлен сегодняшний праздник. Александр Николаевич один германский самолет сбил лично и один в паре с лейтенантом Дитериксом. Вернувшись на базу, пилот, легко раненный в руку, пересчитал пробоины в самолете. Их оказалось около тридцати. За этот бой мичман Прокофьев получил чин лейтенанта и золотое Георгиевское оружие.

В 1918 году Александр Николаевич из Петрограда переехал в Спасск. Здесь он недолго прослужил в авиаотряде, занимаясь ремонтом самолетов. В двадцатые годы старший лейтенант Прокофьев, ставший не нужным новой России, как многие авиаконструкторы и авиаторы, перебрался во Владивосток, а затем в Америку. Там он получил признание как конструктор легкомоторных спортивных гидропланов.

Его и приводил в пример (в романе Бориса Полевого) оставшемуся без ног летчику Мересьеву комиссар Воробьев.

Дальнейшее развитие морской авиации пошло и по пути строительства громадных кораблей - авианосцев, самолетов, способных взлетать с их палуб, создания могучих летающих лодок, перелетающих океан, и стремительных истребителей, способных встретить бомбардировщики врага на морских границах. Все это носит название - морская авиация.